Соборование: примирение с Богом или средство от простуды?

ТЕКСТ: священник Святослав Семак

На Соборование записывались?

«Услыши ны, Боже; услыши ны, Владыко; услыши ны, Святый…» — разносится по храму грустное пение.
Люди стоят, выстроившись цепочкой, держат в руках свечи и салфетки, к каждому по очереди подходит священник и помазывает каким-то составом лоб, ноздри, щёки, уста, верхнюю часть груди и руки с обеих сторон. На время помазания молящийся отдаёт свою свечу соседу, чтобы не мешала, а если масла слишком много и оно стекает по коже, аккуратно обмакивает салфеткой. В другой части храма другой священник тоже помазывает людей. А вон ещё один…

— На Соборование записывались, молодые люди? —
подходит к только что пришедшим бабушка очень церковного вида.
— Ещё нет. А надо было? А что это за служба такая?

Бабушка ловко вытаскивает из-под Требника, лежащего на аналое, исписанные именами листы А4, вписывает туда новичков чётким, разборчивым почерком, списки возвращает на своё место под книжку, выдаёт свечи и строго напутствует:

— В следующий раз не опаздывайте и записывайтесь вовремя.
— А это для всех или только некоторым нужно?
— Конечно, для всех! Щас все больные. Зимой простужаться не будете, вот увидите!..

Спустя два часа вы возвращаетесь домой помазанные, с ощущением какой-то духовной лёгкости и начинаете гуглить то единственное слово, которое запомнилось.

Итак, давайте узнаем больше, что же такое Соборование и кому оно нужно.

Всё ради жизни

«Последование святого елея», или Елеосвящение (не путать с елеопомазанием!), или Соборование — одно из семи церковных таинств, предназначенное для христиан, находящихся в болезни.

«Елеосвящение» буквально значит «освящение елея» или, скорее, «освящение [человека] елеем». А может быть, это просто такой перевод греческого названия: εὐχελαίον, что точнее переводится как «молитвомаслие». Из названия можно догадаться, каким образом совершается таинство: больного помазывают освящённым растительным маслом, смешанным с небольшим количеством красного вина. И это очень символично.

Растительное масло, а конкретно оливковое, — одно из самых древних лекарственных средств. Им лечили и раны, и ожоги, и другие повреждения кожи, и в пищу употребляли, и в качестве косметики использовали. Возливание масла издревле было знаком действия благодати Божией.

Вино — общеукрепляющее и дезинфицирующее средство. А использование масла и вина в качестве лекарства находим в евангельской притче о милосердном самарянине. Поэтому неудивительно, что в церковном таинстве для болящих используется именно этот состав.

Случаи исцелений через помазание маслом находим уже в Евангелии от Марка: [Апостолы Христовы] пошли и проповедовали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли (Мк. 6, 12). Впрочем, это было до страданий и воскресения Спасителя, до сошествия Святого Духа, поТаинства Церкви этому считать эти помазания церковным таинством ещё нельзя, но отсюда видно, что помазание для исцеления от болезни было хорошо известно в то время. Также прослеживается связь между исцелением и покаянием.

Традиционное основание Соборования как таинства находим в Соборном послании апостола Иакова. Вот эти знаменитые слова: Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит болящего, и восставит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему (Иак. 5, 14–15).

Здесь стоит обратить внимание на несколько важных аспектов. Тот, кто болен, «призовёт» пресвитеров. По всей видимости, участие в жизни Церкви, а особенно в Евхаристии, считалось у христиан достаточным лекарством от всех болезней. Но когда человек сделался болен настолько, что сам не может прийти в церковь (или — прибегнуть к Церкви), тогда Церковь в лице пресвитеров приходит к нему. Таким образом, главный адресат таинства — христианин, который очень болен.

Однако вот уже в течение столетий церковная практика знает две формы совершения этого таинства: частное Соборование над одним больным (обычно у него дома) несколькими или даже одним священником, и общее Соборование, которое регулярно совершается в храме, чаще всего Великим постом, и прибегает к нему множество не очень больных или даже практически здоровых людей.

Вокруг того и другого типа Соборований накопилось множество мифов. Например, люди иногда считают, что соборовать на дому надо только умирающего, и в то же время опасаются, что после Соборования больной очень скоро умрёт. Конечно, это не так, и в Писании плоды этого таинства видятся иначе: молитва веры исцелит болящего и восставит его Господь. Всё свидетельствует о том, что это таинство
не для смерти, а для жизни.

Причина всех болезней

Но как быть с тем, что после Соборования человек иногда не сразу выздоравливает, а иногда действительно умирает?

Здесь нужно посмотреть глубже и понять, что смысл таинства вовсе не в том, чтобы вернуть здоровье, а в том, чтобы преодолеть состояние греха, Таинства Церкви. Соборование. Никола Пуссен который является причиной всех недомоганий и в конечном итоге смерти, и таким образом воссоединить человека с Церковью.

Болезнь является следствием общего греха — повреждения человеческой природы. Грех (в том числе личные грехи каждого) и болезнь действительно связаны, но Бог делает эту связь нелинейной: тот, кто грешит, не всегда болеет; и тот, кто безупречно здоров, не всегда свят. Болезнь является следствием греха, но Бог делает её инструментом спасения, и человек в горниле страданий и терпеливого их перенесения порой становится святым, а его недуг — путём на небеса. Стоит ли говорить, что такая болезнь — благо человеку, и её не исцелить Соборованием?

Смысл Соборования в таком случае будет состоять в том, чтобы примириться с Богом, воссоединиться с Церковью и из позиции жертвы перейти в активную позицию: «Если есть на то воля Божия, Он сейчас исцелит меня; если же мой путь в том, чтобы переносить болезнь, я благодарю Его за этот путь и следую этим путём, потому что Он — Пастырь мой, Он теперь рядом со мной, и с Ним мне не страшно идти даже долиной смертной тени».

Примирение с Церковью, вхождение Бога в твою болезнь — вот в чём смысл Елеосвящения! Лучше всего, на мой взгляд, это выразил протопресвитер Александр Шмеман: «Христа просили об исцелении, а Он прощал грехи. У Него искали “помощи” в нашей земной жизни, а Он преображал её. <…> Да, Он исцелял болезни и воскрешал мёртвых, но исцелённые и воскрешённые Им оставались подверженными неумолимому закону умирания и смерти… Подлинное исцеление человека состоит не в восстановлении — на время! — физического здоровья, а в изменении, поистине преложении его восприятия болезни, страданий <…> в приятии их как дара страданий Христовых, претворенных Им в победу» («За жизнь мира»).

Кто такие «пресвитеры Церкви»? Для нас, уже читавших «Закон Божий», естественно отождествлять пресвитеров со священниками, и само собой разумеется, что они относятся к Церкви. Но для апостола Иакова это было вовсе неочевидно, так как в его время церковная иерархия только начинала зарождаться, и словом «пресвитер» могли называть и епископа, и его помощников — священников. А также могли использовать это слово в буквальном смысле: старейшина, старец. Уточнение «пресвитеры Церкви» как раз и означает, что помазание должны совершать именно представители церковной иерархии, а не просто уважаемые в общине люди или почитаемые старцы. И это уточнение придаёт целительному помазанию характер церковного таинства.

Слово «пресвитеры» употреблено во множественном числе. То есть не один представитель Церкви, а несколько их собираются вместе, составляют собрание или собор и приходят, образуя церковную общину в доме у больного. Именно поэтому таинство и называют чаще всего «Соборованием» (а не потому, что о нём написано в Соборном послании апостола Иакова).

Зачем нужны семь священников

Какова же численность этого собрания? «Последование святого елея» в Требнике предусматривает участие в Елеосвящении целых семи священников.

Почему именно семь? В восьми случаях из девяти вам ответят: потому что семь — это число полноты и совершенства. Смеем предположить, что в данном случае не совсем так, и в завершение рассмотрим несколько исторических деталей.

Прежде всего, Церковь апостольского и послеапостольского времени знала исцеление болящих и прощение их грехов не только через помазание елеем, но и через освящённую воду, заклинание именем Христовым, а особенно — через возложение рук (см. Деян. 28, 8).
Причём смысл помазания елеем больше видела в прощении грехов, чем в исцелении от болезни, но это прощение грехов никак не заменяло Исповеди.

Иакова имеют следующее продолжение: Признавайтесь друг перед другом в проступках и молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак. 5, 16). Отсюда можем сделать несколько выводов.

Вывод духовно-практический: Исповедь и Соборование — связанные таинства, но не взаимозаменяющие. Не стоит «забывать» свои самые неприятные грехи, чтобы потом они «автоматически» отпускались во время Соборования. Это не сработает.

Вывод историко-литургический: как дар Святого Духа в древности передавался через возложение рук, а затем заменился помазанием освящённым миром*, так и дар исцеления и примирения передавался не только помазанием, но и возложением рук. В чинопоследовании таинства остался рудимент этого возложения рук — возложение раскрытого Евангелия на главу болящего. Тогда как в конце таинства Исповеди дар примирения с Церковью и отпущения грехов даруется точно так же, как в древности — через возложение рук. И это всё связанные вещи.

Вывод историко-практический: Соборование умирающего, как «последнее помазание» (такое представление было очень распространено в католицизме), также не лишено исторической почвы — через Елеосвящение в древности «восстанавливали в церковных правах» тех, кто нёс пожизненную епитимию.

Далее оказывается, что таинство Елеосвящения прямо связано не только с Исповедью, но и с Евхаристией, и, как ни странно, с освящением дома!

Когда идут «пресвитеры церковные» в дом к болящему, и составляется у него дома церковная община, и он восстанавливает своё единство с Церковью, то так естественно сделать эту общину евхаристической и отслужить там литургию, не так ли? Именно так, и в этом вся разгадка.

Во многих средневековых рукописях молитвы на освящение елея для болящих и молитвы при помазании входили в состав самой литургии. А Евхологий Стратигия (константинопольский служебник XI века) приводит практику, согласно которой в домовом храме у болящего (видимо, достаточно обеспеченного) целую неделю, семь дней подряд, совершается литургия, во время которой освящается елей, звучат особые чтения из Апостола и Евангелия, особые молитвы об исцелении и прощении грехов болящего, а затем елеем помазывается сам болящий, члены его семьи (включая здоровых) и даже здание его дома! Причём, молитвословия этого последования практически те же, что в современном Требнике, включая такие неочевидные вещи, как тропарь в честь бессребреников и чудотворцев. Существовали и ещё более сложные и развёрнутые чины литургии с помазанием болящего.

Отсюда видим, что семь священников, семь чтений, семь особых молитв — это не столько о полноте и совершенстве, сколько о числе дней в седмице. И в той византийской практике литургию о болящем мог совершать даже один священник, но неделю подряд. То, что в таинстве принимали участие и члены семьи, создало прецедент для участия в Соборовании здоровых людей. Однако это, конечно, не является поводом к тому, чтобы нам всем ежегодно собороваться «для очистки», «на всякий случай», «для прощения забытых грехов» и прочих поводов, лишь профанирующих таинство.

Можно было бы посвятить Соборованию ещё много страниц, но будет лучше, если заинтересованный читатель сам откроет последование, вчитается в него, сам увидит в богослужебных текстах идеи и смыслы, о которых шла речь, сделает их своими, сам себе ответит на вопрос, где он сейчас — в Церкви или отделён от неё, — и сам примет ответственное решение, нуждается он лично в этом таинстве или пока нет.
И, может быть, подумает о ближних и кому-то объяснит, что Соборование — не средство от простуды, а предложить бабушке пособороваться вовсе не значит претендовать на её квартиру.

* Ми ро (в дореволюционной орфографии через «ижицу» — мvро) — существительное среднего рода, обозначающее особым образом освящённое ароматное масло очень сложного состава, которым помазывают один раз в жизни — в таинстве миропомазания. В церковном обиходе его следует отличать от существительных мужского рода: мир — мирное состояние, мір — тоже мир, но в географическом смысле, а также от существительного женского рода мирра — это ароматическое вещество, но не масло, а смола, как правило, твёрдая.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в email
Поделиться в print