Любовь в масштабах города

Дела любви не знают возраста — так удивительно устроил человеческое сердце Господь. И чем больше любви в сердце, тем больше её масштабы. Жизненная история святителя Игнатия Мариупольского — именно об этом. Об умноженных талантах молодости, о горячей и растущей любви, заботе и невероятно сложной задаче: спасти от притеснения людей и основать с ними город.
святитель Игнатий Мариупольский
Таланты молодости

В обычной жизни будущего святителя звали Иаковом Гозадино. Точная дата его рождения остаётся под вопросом, в разных источниках упоминаются 1710, 1715 и 1716 годы. Он родился на греческом острове Фермия (сегодня — Китнос), и у него было всё для успешного старта и карьеры: знатные родители выучили юношу в Греческой коллегии в Венеции.

Известно, что в юности Иаков также бывал на Афоне, у близкого родственника-инока. Именно там он почувствовал любовь к Богу и к уединению, впоследствии стал монахом Игнатием и посвятил все свои таланты и умения Господу. И там же, на Афоне, он прошёл путь от священника до епископа. Полученное в миру престижное образование и природные способности пригодились ему на этом поприще.

О святителе говорили как о «муже честном, богобоязненном, доброго нрава, скромном по внешнему поведению и душевному расположению, монахе с юности целомудренном, бдительном, ведущим себя прилично ангельскому образу, благочестивом, обладавшем достаточною деловитостью и опытностью в ведении церковных дел».

Через какое‑то время епископа вызвали в Константинополь и назначили членом Вселенского патриаршего синклита, где собирались высшие церковные иерархи, а затем возвели в сан архиепископа. В 1769 году Игнатий Мариупольский стал преемником отошедшего ко Господу преосвященного Гедеона и возглавил после него Готфейско-Кафайскую кафедру в Тавриде. Домом митрополита стал Успенский монастырь вблизи Бахчисарая — обитель, окормлявшая крымских христиан в те времена.

Однако то, что увидел новый митрополит на своей кафедре, заставило его сердце скорбеть. Родной по крови и вере народ жил в притеснении. После завоевания турками полуострова в 1475 году здесь процветал ислам. Мусульмане имели немалые льготы, в том числе налоговые, и только принятие ислама могло гарантировать политические и социальные права грекам, до того населявшим Крым не одно столетие.

С течением лет греки стали пользоваться крымско-татарским языком, на нём совершались даже богослужения в храмах. В украинских архивах есть документы, подтверждающие, что священники учили детей писать греческие слова татарскими буквами. К моменту, когда кафедру возглавил митрополит Игнатий, ислам насаждался едва ли не силой. Немало потерь жителям принесла и Русско-турецкая война.

Собор во имя святого Харалампия. Мариуполь, 1908 год
Второй Моисей

Всегда удивительно видеть доверие святых Богу. Особенно поражают ветхозаветные праведники: вот человек живёт обычной жизнью, но однажды слышит Господа, Его повеления и уезжает, оставляет близких, отказывается от всего. Только глубокая вера может послужить причиной решения всё изменить, чтобы исполнить Божье слово.

Многие важные события в истории происходили по повелению и внушению Создателя. Так получилось и со святителем Игнатием. Испытывая боль за притесняемых татарами греков (румеев и урумов), он всей душой стремился помочь своим духовным детям, и мысль вывести православных греков из Крыма однажды была открыта митрополиту после его горячих обращений ко Господу.

К организации столь сложного предприятия святитель подключил своего юного племянника Ивана Гозадинова. Через командующего русскими войсками в Крыму князя В. М. Долгорукова в 1771 году было передано письменное обращение к Святейшему Синоду и Екатерине ІІ — принятие христиан в подданство другой страны могло спасти их положение. Необходимо понимать, что поступок митрополита мог стоить ему жизни, но любовь к Богу и ближнему превозмогает страх.

Расчёт митрополита был на то, что новые граждане окажутся как нельзя кстати для соседней империи — чтобы ослабить Крымское ханство. Молитвы святого были услышаны, беженцев согласились принять на той стороне.

23 апреля 1778 года, в первый день Пасхи, после литургии в пещерном храме Успенского монастыря святитель призвал греков оставить родные дома. Его обращение помогли распространить гонцы. Тайком по греческим поселениям ездил и племянник владыки. И в июне того же года свыше тридцати тысяч человек отправились за своим пастырем в большое путешествие — не только для того, чтобы жить в покое и без притеснений, но и чтобы остаться верными своему Господу. Вместе с греками полуостров покинули армяне, грузины и валахи. Именно поэтому в Мариуполе святителя Игнатия называют «греческим Моисеем», а в акафисте — «новым Моисеем»: уж очень выход такого количества человек из турецко-татарского Крыма перекликается с описанным в Библии выходом евреев из египетского рабства.

Переселенцы ушли с великими святынями — Бахчисарайской иконой Богоматери «Одигитрия» и чудотворным образом Георгия Победоносца. Так начались их двухлетние скитания по степям. Решение административных вопросов взял на себя святитель, а военная сторона находилась в компетенции командующего Крымским корпусом генерал-поручика Александра Суворова.

Беженцам пришлось пережить немало бед. Одной из них стала эпидемия. Но после молитвы святителя Игнатия к мученику Харалампию болезнь отступила.

Зиму 1778–1779 годов греки провели вблизи Самарского Пустынно-Николаевского монастыря: их разместили по обоим берегам реки Самары в Екатеринославском и Бахмутском уездах. Нехватка продуктов, топлива, скученность людей, болезни и неустроенный быт имели последствия самые негативные — численность выходцев из Крыма сократилась на тысячу человек. Здесь же, у берегов Днепра, между Орелью и Самарой, греки захотели остаться и даже просили об этом императрицу, но заселённость местности этого не позволила. В качестве места поселения беженцам отводился «Марианополь»: так значилось в грамоте Екатерины ІІ, жалованной 21 мая 1779 года в ответ на обращение святителя Игнатия.

Улица Екатерининская. Мариуполь, 1910 год
Город Марии

На берегу Азовского моря, на месте бывшей крепости Павловск митрополит Игнатий благословил заложить новый город, который назвал в честь Божией Матери — Мариуполем. Именно такое название владыка отстоял перед императрицей. Сегодня у историков есть разные версии происхождения названия, но официальной остаётся эта: Город Марии.

План нового поселения включал 300 дворов для 700 семей. При этом каждый из поселенцев тянул жребий и селился по номеру участка, обозначенному в вытянутой им карточке. Окончание переселения отметили молебном и шествием по Мариуполю в праздник Успения Пресвятой Богородицы в 1780 году.

Заботы и любви у святителя было настолько много, что он добился для беженцев экономических и земельных льгот. Жалованная грамота Екатерины ІІ гарантировала новым подданным не только гражданство, но и освобождение от уплаты налогов и пошлин, наделение землёй по 30 десятин, бессрочное освобождение мужчин от воинской повинности, создание органа самоуправления, а также сохранение кафедры и епархии за митрополитом.

В Приазовье греки основали 21 село и заселили Мариуполь. Благодаря им в Донецкой области существуют свои Ялта, Мангуш, Карань, Ласпа, Урзуф: беженцы давали посёлкам крымские названия. Одно из сёл назвали Игнатьевкой — в честь митрополита. В конце XIX века волохи (одни считают их молдаванами, другие — румынами) отделились и образовали Новоигнатьевку, а село грузин стали называть Староигнатьевкой. Названия сохранились по сей день.

С этого момента началась для переселенцев новая жизнь. Она не была радужной — периодически на берег Приазовья высаживались желавшие вернуть своих подданных турки, вспыхивали эпидемии. Но неизменным оставалось главное: здесь, в городе Марии, можно было исповедовать христианство без риска для жизни.

В построенной ещё запорожскими казаками Свято-Николаевской церкви совершались первые богослужения. Вскоре в новом городе был воздвигнут Харалампиевский собор, появились Успенская церковь и храм в честь Рождества Богородицы.

Заботясь о ближних, митрополит отказывал себе в элементарном и долгое время сам оставался без дома, жил наравне с беднейшими из своих единоплеменников в убогой, мрачной и сырой землянке. Но внезапный пожар уничтожил его пристанище. Построенный после этого просторный дом, к сожалению, не принёс владыке покоя — греки роптали на пастыря из‑за различных несчастий, считая его виновником их многочисленных бед.

Будучи верен своему монашескому призванию, святитель поселился в шести верстах от города. Здесь, на берегу реки Кальмиус, он обустроил фруктовый сад с каменной кельей для молитвы. В его планы входило основание на этом месте монастыря во имя великомученика Георгия Победоносца, но, к сожалению, двухнедельная болезнь в феврале 1786 года внезапно оборвала жизнь архипастыря. Похоронили митрополита Игнатия в Харалампиевском соборе по традиции греческих святителей — сидящим в кресле.

Через 150 лет, когда в годы атеизма собор разрушили и гробницу владыки вскрыли, выяснилось, что мощи его нетленны. Их перенесли в подвал краеведческого музея. В период оккупации Мариуполя фашистскими войсками молодой пономарь Василий Мултых, горячо любивший святителя, вместе с другими мариупольцами ходатайствовал перед властями о перенесении мощей под своды храма. Святыню торжественно перенесли в кафедральный собор (располагавшийся тогда в одном из пятиэтажных домов) при участии оптинских монахов архимандрита Димитрия и иеромонаха Анании.

Однако в подожжённом отступающими немцами в сентябре 1943 года храме огонь едва не уничтожил святыню. Мощи спас всё тот же пономарь Василий. До 1997 года в Николо-Преображенской портовой церкви каждый понедельник перед мощами совершались панихиды, а затем святыню торжественно перенесли в отстроенный Никольский кафедральный собор. А Василий Мултых впоследствии стал протоиереем и немало заботился о причислении митрополита Игнатия к лику святых.

11 июня 1997 года Священный Синод Украинской Православной Церкви принял решение о канонизации святителя, а 15 ноября 1998 года в кафедральном соборе Мариуполя состоялось его прославление. Спустя восемнадцать лет частица мощей и икона митрополита Игнатия были доставлены делегацией УПЦ на малую родину святого — остров Китнос.

Какие вехи своего прошлого хранит Мариуполь сегодня — кроме названия, данного святым человеком? Например, здесь можно пройтись по улицам Харалампиевской и Митрополитской. Существуют улицы Готфейская и Каффайская, а одной из старейших является Георгиевская. На некоторых сохранились дома с кирпичной кладкой и песчаником, построенные греками в XIX веке.

К сожалению, судьба великой святыни — Бахчисарайской иконы Божией Матери «Одигитрия» — остаётся неизвестной. А вот большая рельефная икона великомученика Георгия с житием ныне находится в Национальном художественном музее Украины в Киеве — как удивительный и исключительный памятник культуры.

Сегодня, спустя 243 года после тех событий, Мариуполь значительно вырос и занимает 243,17 км2 вместо первых 300 дворов. Численность населения достигла едва ли не полумиллиона. Многонациональный город, пережив за своё существование немало потрясений, может свободно молиться в девятнадцати православных храмах. Ещё можно встретить горожан, помнящих красоту уничтоженного Харалампиевского собора, где в праздничные дни совершались службы на греческом языке, и Марии-Магдалининской церкви. Потомки греков ценят свою историю и дорожат уникальной культурой.      

По материалам сайтов «Донбасс Православный», «Игнатьевский благовест», «Мариупольское общество греков», «Старый Крым», «Азовские греки», а также издания «Небесный покровитель Донбасса».

Друзі! Ми вирішили не здаватися)

Внаслідок війни в Україні «ОТРОК.ua» у друкованому вигляді поки що призупиняє свій вихід, однак ми започаткували новий незалежний журналістський проєкт #ДавайтеОбсуждать.
Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти: ви вже можете читати ці матеріали у спеціальному розділі на нашому сайті.
І ми виходитимемо й надалі — якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Також ви можете купити журнал або допомогти донатами.

Разом переможемо!

Другие публикации рубрики

Со святыми упокой

«Отрок» продолжает цикл бесед о таинствах Православной Церкви, и сегодня разговор будет особым. Богослужебное осмысление смерти — тема невесёлая, тем более что погребение (или попросту

Читать полностью »

Послушание длиною в жизнь

К 115-летию со дня праведной кончины святителя Илариона (Юшенова), епископа Полтавского и Переяславского. К режиме реального времени в несчастьях и потрясениях трудно разглядеть промысл Божий.

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации номера