Даже если весь мир против тебя

Святые отцы постоянно напоминают нам, что православный христианин должен жить внимательно. И действительно, внимание ко всему, что происходит, и ко всем, кто тебя окружает, делают жизнь настоящей, насыщенной. Именно таким благоговейным вниманием к христианской истории родного края отличается супружеская пара протоиерея Евгения и матушки Анны Гуменюк из Александрийской епархии. Отец Евгений возглавляет епархиальный отдел по канонизации святых, а матушка выступает как его надёжная помощница. «Отрок» неоднократно публиковал их увлекательные расследования и необычайные исторические находки.

В номере, посвящённом диалогу поколений, делимся новой, трепетной историей, которая началась когда‑то с простой фотографии на могильном кресте.

Сегодня мне хотелось бы рассказать историю священника Николая Дорофеева, служившего в 1950–70‑х годах в посёлке Компанеевка Кировоградской области — там, где сейчас располагается наш с батюшкой приход. Это человек удивительной и непростой судьбы, хотя в ХХ веке она была непростая у большинства. Жизнь отца Николая — образец того, как в буквальном смысле каждый из нас может исполнить слова Господа: Претерпевший же до конца спасётся (Мф. 24, 13).

Когда мы только начинали служить в Компанеевке, естественно, стали посещать и местное кладбище (особенно в период «гробков»). Однажды прихожане показали нам могилу отца Николая. Сразу привлёк внимание его жизнерадостный вид на фото, хотя, как мы узнали впоследствии, радостей в его жизни было не так уж много, а причина такой светлой улыбки, вероятно, крылась в осознании правильности принятого им однажды решения и глубокой благодарности Богу.

Естественно, мой супруг записал имя протоиерея Николая в храмовый синодик, ведь, по сути, принял от него чреду священнослужения на этом приходе. Батюшка стал с интересом расспрашивать прихожан старшего поколения, кто что помнит о его предшественнике. А вскоре и сын отца Николая, живущий и работающий в Кировограде, передал кое‑какую информацию о своём отце.

Когда уже батюшка стал посещать областной архив, ему попалось на глаза дело религиозной общины пгт Компанеевка как раз того периода, когда там служил отец Николай. Мы были просто поражены тем, что пришлось вынести этому человеку, который, несмотря на явно неблагоприятную обстановку, никогда не забывал главного: он — служитель Божий и должен делать своё дело, даже если весь мир будет против него.

С юности Николай Дорофеев был глубоко верующим человеком. Он родился в праздник святителя Николая Чудотворца, 6 (19 по новому стилю) декабря 1900 года в Новгородской губернии. Оставшись круглым сиротой, в 1915 году в разгар Первой мировой войны решил уйти на фронт и для этого «приписал» себе возраст. В самой гуще боевых действий каждый день он искренне молился Богу и до конца войны не получил ни царапины, что ещё больше укрепило в нём веру в Бога и в слова Писания: Если Бог за нас, кто против нас? (Рим. 8, 31).

В послереволюционные годы Николай демобилизовался и приехал жить в Киев, работал управляющим домами Печерского района. 19 сентября 1941 года немецко-фашистские войска вошли в город, началась оккупация. С первых дней Николай Дорофеев участвовал в мобилизации взрослого мужского населения на строительство оборонительных сооружений. Кто‑то написал донос, и его вызвали в гестапо, где предъявили обвинение как активисту советской власти. Ночь он провёл в камере, ожидая допроса.

Взрослый сорокалетний мужчина наверняка понимал, где оказался и что из этих стен обратной дороги ему нет, а только путь в могилу, которую и знать никто не будет. Со всем пылом он молился Богу, и вдруг, словно вспышка света во тьме, в его мыслях возникло решение: «Господи! Ты позволил Твоему рабу остаться живым на первой войне. Услышь меня и сейчас и дай мне выйти отсюда. Я Тебе обещаю, что если получу свободу, то стану Твоим служителем и до конца не сойду с этого пути!»

Утром Николая вызвали на допрос и… отпустили. Оставаться в Киеве было небезопасно, поэтому, как только появилась возможность, он покинул столицу и приехал в Кировоградскую область, в село Петрово. Ни на секунду не забывая о своём обещании, понимая, что такими вещами не шутят, он молился, чтобы Господь помог ему исполнить обет.

Село Петрово также было занято немцами, и захватчики как раз отбирали молодёжь — незамужних девушек и неженатых юношей — для отправки на принудительные работы в Германию. Николай встретил юную Любу и предложил ей выйти за него замуж: таким образом девушка избежала плена, а Николай, как того и требовалось для рукоположения, стал женатым человеком.

Необходимо сказать, что во время фашистской оккупации многие храмы Кировоградской области находились в ведении Украинской автокефальной православной церкви, то есть раскольников-самосвятов. Это не было осознанным выбором верующих, скорее, навязчивым условием оккупационной власти. Так, «епископом» Кировоградским назначили Михаила (Хорошего), на которого возлагались большие надежды. К нему‑то сначала и приехал Николай Дорофеев с просьбой рукоположить его в сан священника.

В 1944 году территория Кировоградщины была освобождена от немцев, Михаил (Хороший) бежал на Запад, а на кафедру приехал епископ Сергий (Ларин). Уже разобравшись в ситуации, Николай Дорофеев принял от него законное рукоположение, и в его душу пришла окончательная уверенность в истинности выбранного пути.

С 1945 по 1951 год отец Николай служил в селе Петрово, за это время окончив пастырско-богословские курсы. В 1951‑м приехал на служение в Компанеевку; на тот момент у них с супругой уже родилось двое детей.

Храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы располагался в приспособленном помещении — здании, купленном общиной у частного лица ещё во время войны. Типовой храм в селе в прежние годы взорвали и разобрали на кирпичи. Отец Николай служил литургии, совершал требы, однако его жизнь и исполнение пастырских обязанностей были далеки от спокойствия. Объём грязи, ежедневно на него выливавшийся как через местную прессу, так и через досужие сплетни, сложно себе представить, а каверзы воинственно настроенных безбожников превосходили здравый смысл. Приведу лишь некоторые факты.

В декабре 1959 года в газете «По шляху Леніна» в рубрике «Вечір атеїста» (надо полагать, самой читаемой) продавец поселкового магазина гневно обзывала батюшку трутнем, осыпала прочими «комплиментами» и возмущённо заявляла, что он‑де собирается покупать «Волгу». К этой «Волге» мы ещё вернёмся.

А на Пасху 1963 года произошёл вопиющий случай. Во время праздничного ночного богослужения «хулиганствующие элементы» закрутили проволокой входные двери храма с находящимися там батюшкой и людьми, лишив их возможности выйти из здания. Но этого борцам с «религиозным дурманом» показалось мало: они измазали грязью стены церкви, улюлюкали во всё горло и орали непристойности, забрались на колокольню, оборвали верёвки и свистели что было сил, пытаясь сорвать службу. Со стороны милиции никакой реакции на действия хулиганов не последовало, что, впрочем, не так уж и удивительно, учитывая всеобщую политику по отношению к Церкви в те времена.

С 1960‑х годов власти начали целенаправленную работу по закрытию храма и ликвидации общины. Отцу Николаю постоянно выписывали штрафы за крещение детей, более того, собирали целые собрания с разбором и голосованием о присуждении штрафов. Уполномоченный райисполкома по делам религий по очереди вызывал к себе прихожан и заставлял писать заявления о выходе из общины по собственному желанию. Стали часто менять старост, причём едва человек вступал в должность, как его тут же «убедительно» просили письменно от неё отказаться.

В конце концов добились того, что в 1970 году религиозная община распалась. А спустя три года в пустующем, никем не охраняемом здании храма произошёл пожар, нанёсший непоправимые повреждения бесхозной постройке. Естественно, расследование причин пожара ни к чему не привело, виновных так и не нашли. Списали на то, что якобы прятавшиеся там от взрослых дети обронили окурок или просто неосторожно обращались со спичками.

Все эти события и связанные с ними переживания отразились на здоровье уже пожилого отца Николая. Однако слишком памятна была ему та ночь в гестапо, чтобы опускать руки. Батюшка совершал требы у себя дома, в основном крещения. Многие наши нынешние прихожане для этого приносили к нему на дом своих детей. Одна женщина рассказала, что когда пришла с сыном, то поразилась, как много в доме у отца Николая висело икон. По её словам, батюшка был необыкновенно добрым и приветливым. Она, тогда молодой почтальон, по работе иногда заходила к нему. А он никогда не отпускал её с пустыми руками — обязательно угощал то пирогами, то конфетами.

Но давайте вернёмся к пресловутой «Волге», которую отец Николай будто бы собирался купить. На самом деле никакой машины у него никогда не было. Единственным транспортным средством батюшки оставался ослик с бричкой, в которую он запрягал питомца и отправлялся по делам или на требы, часто и в другие сёла, многих из которых уже нет на карте.

Причём представитель отряда непарнокопытных обладал истинно ослиным характером. Например, когда батюшка возвращался домой через узкий асфальтированный мостик над речкой, противный упрямец, решив, что ему именно в этот момент нужно отдохнуть, ложился и перегораживал проезд. Согнать его не представлялось никакой возможности, поэтому батюшка смиренно ждал, пока ослиный отдых закончится. За бричкой собиралась вереница машин, они сигналили, но всё без толку. Нетерпеливые водители пускались в объезд или дружно перетаскивали мирно почивающего ослика на обочину, а тот не оказывал ни малейшего сопротивления.

19 августа 1978 года, в праздник Преображения Господня, у молодой пары, жителей Компанеевки (теперь это наши прихожане) родился первенец. Через некоторое время мальчика решили окрестить, и бабушка отправилась к отцу Николаю договориться о совершении таинства. Батюшка уже был немощным, так как возраст и здоровье с лихвой взяли своё, но согласился. В последний раз тогда его руки держали над купелью младенца. В считанные дни он слёг окончательно, а 3 января 1979 года мирно отошёл ко Господу, донеся свой жизненный и священнический крест и благодаря Бога за то, что спас от неминуемой гибели и сподобил послужить Ему так, как батюшка и обещал — до конца. Похоронен протоиерей Николай Дорофеев на новом кладбище в Компанеевке на центральной аллее недалеко от входа. С фотографии на каменном кресте смотрит улыбающийся священник, будто наставляя нас словами апостола Павла: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За всё благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе (1 Сол. 5, 16–18). 

Заглавное фото из архива автора. Протоиерей Николай Дорофеев — второй слева.

Друзі! Ми вирішили не здаватися)

Внаслідок війни в Україні «ОТРОК.ua» у друкованому вигляді поки що призупиняє свій вихід, однак ми започаткували новий незалежний журналістський проєкт #ДавайтеОбсуждать.
Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти: ви вже можете читати ці матеріали у спеціальному розділі на нашому сайті.
І ми виходитимемо й надалі — якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Також ви можете купити журнал або допомогти донатами.

Разом переможемо!

Другие публикации рубрики

Умеешь ли ты любить?

Во всём мире сейчас отмечается рост количества детей с расстройством аутистического спектра (РАС). Учёные говорят даже о пандемии (всемирной эпидемии) аутизма и называют страшные цифры

Читать полностью »

Другие публикации автора

Скорбный список

Матушка Анна Гуменюк — о том, какими путями Господь вызывает из забвения имена новомучеников и о том, какие дивные люди страдали за веру сто лет назад.

Читать полностью »

До седьмого колена

Парадоксально порой ведут себя люди. Досконально зная о тех или иных исторических событиях, вникая в тонкости и хитросплетения биографий и родословных императоров, знаменитых политиков и

Читать полностью »

Другие публикации номера