Вслед за мечтой

«Кем быть? Куда поступать? Что делать, если разочаровался в выбранной профессии?» Когда кажется, будто вопрос стоит ребром и проблему нужно решить немедленно, просто вспомни, что часто мы сами загоняем себя в рамки. Ответ, может быть, не лежит на поверхности, и просто необходимо взять время на размышления. Попробуем научиться смотреть на вещи шире — чтобы жить, не разрываясь между крайностями.
На работу как на праздник

Есть выбор — вероисповедания, к примеру, или спутника жизни, — который мы совершаем раз и навсегда. Но всё остальное — место учёбы, работа, тот или иной род занятости — может варьироваться.

Молодость — как раз тот возраст, когда определяется основной вектор жизненного пути, и какие-то ограничения в отношении выбора профессии оправданы разве что грядущим призывом в армию. У парней действительно есть небольшой запас времени, чтобы выбрать вуз с военной кафедрой, где необходимо будет отучиться до конца и получить военный билет и звание лейтенанта запаса. Многих это загоняет в «прокрустово ложе» обязательного завершения обучения на том факультете, на который поступили, лишая, таким образом, альтернативы.

Девочкам в этом отношении проще, но у них присутствует другая крайность: по природе своей максималистки, они стараются выглядеть достойно в глазах окружающих и считают, что, пойдя учиться в какой-нибудь вуз, должны обязательно довести начатое до конца. Мысль
о том, чтобы оставить учёбу на одном факультете и перевестись на другой, вызывает у них панику и ужас. Ведь это же глобальные перемены: придётся объяснять родным, близким, подружкам, почему ты это сделала, выслушивать вопросы, упрёки. Такие вещи останавливают не хуже призыва в армию.

Вот и получается, что, поступив в вуз и разочаровавшись в будущей профессии, молодые люди часто всё равно заканчивают обучение с перспективой всю жизнь заниматься нелюбимым делом.

Думаю, это не совсем правильно. Работа и так у большинства ассоциируется с понятиями «повинность», «обязаловка», с насилием над собой. Не секрет, что все любят больше отдыхать, чем трудиться. Но древние говорили: «Выбери себе занятие по душе, и тебе не придётся работать ни одного дня в своей жизни». Действительно, очень важно, чтобы работа была увлечением, и вы ходили на неё как на праздник.

Я лично знаю многих людей, которые по-настоящему любят своё дело. Для них оно не является обузой или бременем — только радует. Да, может изнурять их физически или интеллектуально, занимать всё свободное время, но им интересно, они каждое утро буквально бегут
на работу, чтобы продолжить то, что не закончили вчера.

Поэтому мой совет и пожелание: если вы видите, что ошиблись в выборе профессии, и поняли это ещё в вузе, постарайтесь исправить ошибку и найти занятие, которое вам будет интересно. Именно во время учёбы человек может понять, его это или нет. Ведь зачастую, начиная обучаться какой-либо специальности, мы имеем о ней романтические или необъективные представления, либо же не знаем
точно, с чем она будет связана. И в процессе учёбы многое становится на свои места.

В моём случае произошло именно так.

Профессию выбрала подростковая лень

Я прекрасно помню себя школьником. Буквально до выпускного класса дети в школе совершенно не задумываются о том, каким будет их дальнейший жизненный путь, и на выбор вуза влияют, как правило, или факторы, о которых я уже упоминал, или друзья, или просто человек идёт туда, где конкурс меньше.

В моё время в последних классах школы действовал так называемый УПК — учебно-производственный комбинат. Один день в неделю школьники осваивали ту или иную профессию. Самые ушлые из наших ребят пошли на автомобильное направление, по окончании которого получили водительские права и навыки по ремонту автомобилей. Кто-то выбрал технические специальности для дальнейшего поступления в политех; девочки осваивали швейное дело. Я же не мог определиться, не знал, чем хочу заниматься, и меня отправили туда, куда никто не хотел записываться, — на чертёжника.

Целое полугодие я учился на чертёжника и, надо сказать, об этом не жалею, потому что получил навыки черчения и чтения чертежей. Сейчас мне это часто пригождается — когда заказываю изделия для храма, или по моим чертежам изготавливаются те или иные необходимые для монастыря вещи.

Но в конечном итоге на выбор профессии повлияла моя подростковая лень. Ведь мальчишки, насколько я знаю по себе, в непринципиальных вопросах всегда стараются идти по пути наименьшего сопротивления. Того, что им очень нужно, они, конечно же, добиваются кровь из носу, но в остальном, как правило, стремятся к максимальному покою.

Так и я понял, что быть чертёжником достаточно сложно. Мы приходили и уходили по времени, занимались столько, сколько длились уроки в школе, да ещё и получали задания на следующий раз — то есть учёба шла довольно интенсивно. Тогда как одноклассники, которые поступили на медицинский УПК, рассказывали, как весело и интересно проходят у них занятия. Сначала они изучают теорию, потом идут в больницу на практику, делают инъекции, помогают в стерилизации инструментов, в уборке и быстро освобождаются. Меня это привлекло, и чтобы обрести больше покоя и свободного времени, я, как это ни парадоксально звучит, развил бурную деятельность.

Есть такое выражение «охота пуще неволи» — так и я стал добиваться у преподавателей, руководства школы разрешения перевестись на медицинскую специальность УПК, поскольку, дескать, горячо возжелал приобрести в будущем профессию врача, мне это крайне необходимо, и иначе как медиком я себя никем другим не вижу. Поскольку с моей стороны было проявлено изрядное упорство, в конечном итоге удалось-таки перевестись. Хотя сделать это было достаточно сложно, поскольку программа обучения рассчитывалась на два года, и с точки зрения учебного процесса перейти со специальности на специальность представлялось затруднительным.

Главное — правильно зафиксировать голову

Медицина мне понравилась. Теоретические занятия были увлекательными: мы изучали основы санитарного дела, перевязки,
правила стерилизации мединструментов, простейшие медицинские манипуляции. Затем применяли это в палатах на практике. Всё и вправду проходило быстро — около часа теория, столько же практика и через два-три часа ты свободен. Всё интересно и легко.

Те, кто учился на медицинском УПК, в основном девочки, записались туда целенаправленно, потому что хотели поступать
в мединститут. (Надо сказать, он считался вторым по престижности в Киеве после университета Шевченко, конкурс был около 15 человек на место.) И я, что называется, поплыл по течению.

Конечно, мне нравилось чувствовать себя нужным людям, по мере сил оказывать помощь тем, кто лежит в больнице. Во время летней практики мы полноценно работали, даже оставались на ночные дежурства. Я, например, помогал в лор-отделении детской больницы при операциях по удалению гланд и аденоидов. В мои обязанности входило надеть на ребят прорезиненный фартук, привязать к креслу, а затем специальной косынкой зафиксировать им голову. Причём голова была зажата косынкой у меня в руках так, что когда врач специальным инструментом делал в горле хрясь-хрясь, я наклонял голову ребёнка и говорил ему: «Сплюнь». И опять: хрясь-хрясь, и я снова наклоняю ему голову — «сплюнь».

После всего нужно было отводить ребят в палату. Утром накануне операции им давали димедрол во избежание психотравмы — всё-таки кровь, врачи, неприятная процедура. В операционную они приходили уже заторможенные, и после операции я буквально под руки их вёл, чтобы они нигде не упали.

Так, получив первый положительный опыт в медицине, я решил поступать в мединститут. Конкурс на место, как уже упоминалось, оказался высокий, все девочки сидели и старательно учились, и в последнем классе школы мне тоже пришлось засесть за учебники, чтобы аттестат был без троек и с минимальным количеством четвёрок.

Кроме того я узнал, что приносит «бонусы» при поступлении — например, членство в Малой академии наук. Поборов свою лень, я стал ходить на кружок биологии МАН, который располагался в нынешнем Дворце юношества на площади Славы Не вопрос в Киеве, а тогда Доме пионеров. Ездил и занимался, хотя понимал, что мне это совершенно не интересно. Медицина — да, биология — нет. Но нужно было терпеть. Даже пришлось написать теоретическую работу по экологии, за которую получил диплом второй степени МАН.

И когда наступил волнующий момент подачи документов в мединститут, я — с ворохом отличных рекомендаций из больницы, с УПК, с дипломом МАН — пришёл поступать… Как молодой человек, я мыслил прагматично и пошёл сразу на педиатрический факультет, куда стремились в основном девочки, и потому ребят брали более охотно. На другие факультеты поступить сложнее, а педиатры учатся по той же программе, что и все врачи, плюс отдельно изучают особенности детского возраста, то есть становятся специалистами более широкого профиля.

Место, где радостно жить и трудиться

И всё же, проучившись в медицинском три года, я понял, что по специальности работать не буду. Ещё до поступления в вуз я начал ходить в храм, а после первого курса на летних каникулах впервые попал в Киево-Печерскую Лавру. Я настолько полюбил Лавру и монашество, настолько меня привлекала жизнь в монастыре, что всё свободное время с тех пор я стал проводить там. И на каникулах, и на выходных, и даже в будние дни после занятий сразу мчался, чтобы потрудиться или в пещерах, или в иконной лавке, или на других послушаниях.

Весь третий курс я учился уже практически по инерции. Сидел на занятиях, но смотрел на часы, когда настанет время, чтобы мне поехать в святую Лавру. Думал только о монастыре, вспоминал слова из Псалтири: Так же, как олень стремится к источникам вод, так стремится душа моя к Тебе, Боже (Пс. 41, 2).

После третьего курса я принял для себя окончательное решение, завалил сессию и с огромной радостью поступил в монастырь. Понятно, для родных это стало настоящей трагедией. Учёба в вузе была престижной, к тому же время тяжёлое, начало девяностых, а университет — хоть какая-то надежда на стабильность. И вдруг я бросаю всё и становлюсь никем — простым послушником. Конечно, для близких испытание тяжёлое, но я совершенно не колебался.

Уже будучи в монастыре, окончил и духовную семинарию, и духовную академию, получил знания, необходимые для того чтобы быть священнослужителем. Не знаю, насколько служение в Церкви можно назвать профессией. Скорее, это образ жизни — как служение врача или военного, когда человек, что называется, находится при исполнении все 24 часа в сутки. Но если мыслить светскими категориями, то это тоже определённого рода профессия, и я ни одного дня не жалел, что однажды круто изменил вектор своей жизни и сделал именно такой выбор.

Думаю, если молодой человек видит, что всё равно по специальности он работать не будет, нужно не бояться, а настойчиво искать то место, где ему будет радостно жить и трудиться — поступать в другой вуз, переходить на другой факультет. Ни в коем случае не бойтесь что-то менять! Даже кардинально, решительно — так, что вызовет недоумение и вопросы у окружающих. Жизнь — ваша, и вам по ней идти, а не родным, близким или знакомым.

Божественная система грантов

Да, бывают моменты, когда накрывает состояние подвешенности, неопределённости. Помню по себе — когда не знаешь, куда идти и в каком направлении двигаться, это, наверное, самое трудное. Потому что даже если всё совсем плохо, то по крайней мере присутствует какая-то ясность, и ты уже ищешь выходы из сложившейся ситуации.

Но мы знаем, что Господь всегда близ. Нужно обязательно давать место Богу действовать в нашей жизни. Искать Его волю и полагаться на Него, верить Богу и Ему доверять.

На долларовых купюрах написано: «In God We Trust». Обратите внимание — не «мы верим в Бога», а именно «доверяем Богу». Нужно, веруя, доверять Богу и обязательно Его просить. Просите и дастся вам (Мф. 7, 7). Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? (Лк. 11, 11). Так же и Господь обязательно, по Своему слову, даст блага любящим Его.

Если не знаете, как поступить, начинайте молиться. Царь Давид говорил: Скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду (Пс. 142, 8). Раз праведник так молился, тем более нам надо просить Господа, чтобы Он указал путь, по которому идти.

И самому нужно искать и трудиться. Божественная помощь работает, если можно так выразиться, как система грантов. Как известно, чтобы получить грант, надо подготовить проект, просчитать смету, найти часть средств для старта, и тогда организация, которая выдаёт гранты, видя, что всё сделано и правильно подготовлено, добавляет оставшуюся необходимую сумму, чтобы полностью завершить дело.

Так же и Господь — Он всегда смотрит на наши усилия, насколько мы хотим того, о чём просим. Поэтому необходимо трудиться, с низов начинать. Как говорится, чтобы стать генеральшей, нужно выйти замуж за лейтенанта. Если будем пахать, преодолевать себя, Господь всегда будет близ, всегда придёт на помощь. Он поддерживает того, кто к чему-то стремится.

Главное — во всех жизненных ситуациях нужно чётко понимать, что это — ваша жизнь. Ваше сокровище, ваше богатство. Господь вручил вам подарок — дар быть Своим образом и подобием. Этот дар принадлежит вам, и только вы должны им распоряжаться — не мама, не папа, не друзья и не товарищи.

Во многих вещах, если видим цель перед собой и имеем какие-то убеждения, мы должны сами, самостоятельно, трезво принимать решения. Даже если они будут ошибочными — это будет наша ответственность, наш выбор. Сколько случается трагедий, когда за человека выбирают профессию или советуют, за кого выходить замуж или на ком жениться, и человек потом всю жизнь мается. И в первую очередь страдает от того, что это не его выбор, что его буквально заставили, вогнали в ту ситуацию, в которой ему теперь тяжко. Если же ты сам допустил ошибку, то кроме себя обвинять некого.

Господь дал человеку свободную волю, и никто не вправе на неё посягать. В каждом из нас — поистине богоподобный потенциал, и, развивая свои данные, мы можем бесконечно совершенствоваться, действительно уподобиться Господу. Это то, к чему Он нас призывает и чего от нас ждёт.

Другие публикации номера

Земля святой Урсулы

Мы прибыли в Кёльн как отдыхающие — туристы, утомлённые двухчасовой дорогой, окрылённые жаждой новых впечатлений. А много веков назад на эту землю вернулась хрупкая девушка с отчаянной жаждой Христа.

Читать полностью »

ВРАЧ говорит

«Проявляйте любопытство, и, возможно, это спасёт вам жизнь», — говорит доктор Алина и даже собирается повесить такой плакат у себя в кабинете. Потому что в

Читать полностью »

Книжная полка №98

Лесковское ожерелье Если таланты и дарования нам ниспосылаются свыше, то эрудиция — качество, которое каждому по силам воспитать в себе самому. Для чего читать подобные

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации рубрики

Пять секунд

Когда меня всерьёз спрашивают, не обиделся ли я, становится даже как-то обидно: я что, маленький? «Умные люди не обижаются, а делают выводы». Когда-то эта известная

Читать полностью »

Возвращение

Не люблю я вспоминать прошлое. Не любишь — не вспоминай. А как его не вспомнишь, если варенья хочется? Полез по антресолям нужную банку искать, а

Читать полностью »
Scroll Up