Победа будет приписана нам

Мы пришли в Церковь, потому что увидели в ней красоту и свет, и пошли на зов. Каждый день в ней по‑своему необычен и радостен, дарит открытия и богат озарениями. Узнавать веру не надоедает, она действительно бездонна и уходит корнями в самое небо.

Но небо это не безоблачно. И в духовной жизни бывает всякое. Понимать, что не только солнечные дни ждут нас на пути к Богу, очень важно. Но и доверять Господу — колоссальный навык, жизненно необходимый христианину. Мы учимся ему у святых отцов, и бесценным помощником в том, чтобы «Видеть Бога как Он есть», станет книга, которая так и называется, и отрывок из которой мы сегодня предлагаем читателям.

Чтобы яснее нарисовать картину нашего христианского пути, подобно Отцам прибегнем к методу аналогий. Когда мы смотрим на вековое дерево, высоко к облакам возносящее свою крону, то мы знаем, что сила корней его, идущих в глубину, должна соответствовать массиву дерева. Если бы корни не проникали в тёмные недра земли, быть может, настолько же глубоко, насколько возвышена крона; если бы масса корней и крепость их не были соответственными объёму и весу видимой части дерева, то не могли бы они ни кормить дерево, ни удержать его стоящим: и малый ветер повалил бы его.

Так и в духовной жизни человека. Если мы сознаём величие призвания нашего во Христе, то есть нашего избрания в предвечном Совете Божием для усыновления, и это прежде создания мира, то отсюда мы не возносимся в гордости, но действительно смиряемся. Движение вниз, во тьму кромешную, необходимо всем нам, чтобы устоять в подлинно христианском духе. <…>

В книге Иова читаем: И рече Господь диаволу; откуду пришел еси? и отвещал диавол Господеви, рече: обшед землю, и прошед поднебесную се есмь (Иов 1, 7). В Священном Писании часто под небом разумеется Божественная сфера, а поднебесная (Еф. 6, 12) есть тварный мир… Нет такого места на Земле, ни во всём космосе, где бы возможно было избежать встречи с диаволом. И если сей последний контролирует не только нашу вселенную, но и весь прочий мир, как «князь мира сего», то где бы мы ни оказались «местно» или духовно, он придёт нас испытывать.

Блаженный Старец Силуан при беседе о сем предмете сказал: «Ум с умом борется… наш ум — с умом врага…» Даже ко Христу, бывшему в пустыне, он приступил, искушая Его (см. Мф. 4, 1–11; Лк. 4, 1–13). Но перед молитвой Своей в Гефсимании Господь сказал Своим ученикам: Идёт князь мира сего, и во Мне не имеет ничего (Ин. 14, 30).

Что же, собственно, я пытаюсь сказать? Да то, что на всех уровнях нашего восхождения к Богу враг будет преследовать нас и искушать. И когда мы сильно болеем во всех планах нашего существа или предадимся гордой о себе мысли, он пытается нас отвратить от Бога.

Если не перечислять всех форм выпадающих на долю подвижника Христова мучений, что, впрочем, и невозможно, а только привести некоторые из борений с «умом врага», то не без страха остановлюсь на немногих из них. В десятой главе книги о Старце Силуане я написал следующее: «Человеку с Богом не всегда легко. В период отнятия благодати, который обычно весьма продолжителен, Бог иногда может представляться душе беспощадным мучителем. Не достигая милости Божией, несмотря на предельно доступный для него подвиг и труд, человек страдает настолько тяжко, что если бы было возможно, отказался бы вообще от всякого бытия…

В чём же его страдания? Ответить на этот вопрос — задача нелёгкая. Испытав Бога, познав жизнь во свете Лица Его, душа уже ни в чём в мире не находит себе ни покоя, ни удовлетворения, и ни на чём не может остановиться; и вместе, всё, кроме Бога, окружает её. Всё, что познала она как зло, как тьму, всякое демоническое действие обуревает её; и мучительство страстей временами доходит до последнего напряжения; а Бог словно отвратился от человека и не внимает никаким призывам его.

Как самое беспомощное существо повисает человек над страшною бездною и кричит к Богу о помощи, но все крики остаются неуслышанными. Богу как бы безразлично до всех его страданий… Душа осознаёт правду суда Божия, но страдания её от этого не умаляются. Не воображением, но действительно погружаясь в сень смертную и не обретая с собою Бога, Которого зовёт день и ночь, душа страдает невыносимо. (Такие дни богооставленности особенно избирает враг.)

Встаёт вопрос: зачем же всё это? Во время самого́ испытания душа не может воспринять его как проявление милосердия Божия, как «доверие» Бога к ней, как желание Бога приобщить человека святости и полноте бытия в Себе. Душа знает только одно: Бог оставил её после того, как явил ей Свой Свет, и тем безмерно умножил её страдания. И когда, обессиленная вконец, она не видит Бога, склоняющегося к ней Своим милосердием, тогда приходят такие мысли и чувства, о которых хранится молчание».

* * *

Вот, предо мною труд: довериться ли зрелости наших современников и говорить с ними, как с жаждущими подлинного слова о совершенстве, или пощадить их младенческую немощь? Прошу всякого читателя этих страниц молиться за меня, чтобы не принести вместо пользы вред каким‑либо душам.

Враг в подобных случаях возбуждает душу до бунта против Бога. Он, враг, имеет со времени падения власть проникать в самую глубину нашу и там начинает обвинять Бога во всех терзаниях мира, ибо «Он» создал его, сей мир. Непонимание становится подобным тюремным оковам; и сердце, и ум возмущаются. Искуситель пытается толкнуть человека на крайности: делать всё противное Богу.

Остановлюсь на этом. Некоторые из вражеских действий можно уподобить едким жидкостям на слизистую оболочку; другие — пронизывающему холодному или жгучему ветру. По временам, однако, мы бываем как бы защищены от всех ветров и из нашего убежища видим лишь гонимые тучи, качающиеся ветви дерев, и это даёт нам возможность заключить, что ветры проходят, что они сильны, но всё же не достигают нас. Мы тогда как свободные наблюдатели следим за мыслями, которые носятся в атмосфере, нас окружающей; но они не имеют власти над нами. И так бывает только с теми, которые познали действие благодати; внутри которых заброшено божественное семя.

А неопытные похожи на профанов, которые пришли в выставочный зал или музей и не знают, какое произведение носит на себе печать высшего гения и какое посредственно и недостойно внимания. Часто их предпочтение на стороне последних ничтожеств.

Наша брань… против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной (Еф. 6, 12). Все сии духи «злобы поднебесной» стремительно атакуют смягчённое покаянием сердце и пробуждённый стоянием пред Богом ум. Они, сии духи, нагло проникают внутрь нас и действуют там таким образом, что у нас создаётся впечатление, что принесённые нам врагами мысли и чувства свойственны нам самим. Действительно, после падения мы носим в себе некоторые созвучия демоническим внушениям. В силу сего порыв покаяния достигает такой силы, что дух наш исходит из форм мира сего в умную беспредельность, и «там» единый пред Единым предстоит в своей наготе, без слов получая познание о характере падения нашего и о вечности Божией.

Павел, бывший гонитель Церкви и убийца верующих, имел в чём каяться. Полагаю, не безответственно, что исход или экстаз его совершился в броске отчаянного покаяния. Сам он так пишет о сем событии: Знаю человека во Христе, который… (в теле ли — не знаю, вне ли тела — не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба… в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать (2 Кор. 12, 2;4). Он же к Римлянам писал так: Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обречённых на заклание. Но всё сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 8, 35–39).

Нетрудно понять, что Павел бывал в огне таких испытаний, которые вылились в приведённых словах его. В книге о Старце Силуане я, на основании опыта современных аскетов, приложил некоторые пояснения к словам великого Апостола. Я написал: «От любви Божией отрывают подвижника протесты рассудка… немогущего вместить или принять закон Христова Духа, который рассудку представляется “безумием” (См. 1 Кор. 2, 14). В минуты богооставленности эти протесты могут приобретать чрезвычайную силу…

От любви Божией будут отрывать подвижника: иногда желание жизни, иногда страх смерти; иногда позывы к услаждениям, иногда болезни или голод, или гонения и другие страдания; иногда высота или свет каких‑то иных откровений; иногда глубина и великолепие иных постижений; иногда величие каких‑то иных обладаний или широта каких‑то иных возможностей; иногда видение ангелов и других небесных существ, иногда насилия страшных тёмных сил.

С большим основанием можно утверждать, что на пути к стяжанию Божией вечности христианин встретит весь ряд возможных искушений и испытаний, так что… все пути человеческие ведомы будут христианину, в то время как его пути скрыты от чуждых взоров».

* * *

Я знаю, что я ничто. Но при всём моём ничтожестве моя боль, моё страдание не кажутся мне недостойными внимания. И Господь, давший нам заповедь: Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих (Мф. 18, 10), не презрел моего взывания и «услышал и спас меня от всех бед» (см. Пс. 33, 7).

В моих безумных молитвах я бывал несдержанным, даже дерзким, но Он отвечал тихо и кротко, не уничижая моего невежества. Я, молясь, ждал ответа и вместе с тем не смел надеяться на него. Сверх моих ожиданий — Он пришёл. Особенно неожиданным был образ Его явления. Враги отступили. Он победил их и меня. Странно: впервые я познал неизрекаемую радость оттого, что я побеждён.

Бог непостижимо велик. Мы слышим и читаем слова о Его величии, но совсем иное — жить его, это величие. Никто и ничто не может как бы то ни было умалить Его безначального Господства, но Сам Он умаляет Себя также в непостигаемой нами мере: в нашей хрупкой плоти Он достиг абсолютности. Теперь я знаю по опыту моей жизни: Он жаждет нашего совершенства. Попуская нам тяжкую брань с врагом и с нами самими в нашем падении, Он хочет увидеть нас победителями. Если мы не отступим от Него даже в наиболее полном уничижении нашем от врагов, то Он непременно приходит. Побеждает Он, а не мы. Но победа будет приписана нам, потому что мы страдали.  

Друзі! Ми вирішили не здаватися)

Внаслідок війни в Україні «ОТРОК.ua» у друкованому вигляді поки що призупиняє свій вихід, однак ми започаткували новий незалежний журналістський проєкт #ДавайтеОбсуждать.
Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти: ви вже можете читати ці матеріали у спеціальному розділі на нашому сайті.
І ми виходитимемо й надалі — якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Також ви можете купити журнал або допомогти донатами.

Разом переможемо!

Другие публикации рубрики

Место встречи

Сегодня в Торонто и его пригородах насчитывается порядка 30 православных церквей разных юрисдикций. Многие священники и прихожане — выходцы из Украины. О том, что в

Читать полностью »

Пой Богу вся земля

Когда начинается Рождество? Православное богослужение начинает радовать нас намёками на скорый приход Рождества Христова вовсе не с Нового года, а гораздо раньше.

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации номера

Нет преград для святости

Каждый может стать святым. В том числе обычная замужняя женщина, многодетная мать, доказавшая жизнью, что Богу можно угодить на любом месте. Сегодня рассказываем о блаженной исповеднице Иулитте Петровской.

Читать полностью »