По следам Древней Византии с Mish-Mish travel

Мы прожили это время среди неповторимых горных пейзажей. Побывали в пещерных храмах, находящихся сейчас в запустении. Обожгли свои души скорбью о древних фресках, на которых стёрты лики, выколоты глаза. И у нас была главная радость: мы совершили Божественную литургию Василия Великого в месте молитвенных и богословских трудов святителей-каппадокийцев.
Фото автора и Mish-Mish Travel

У нас была цель

Я ждал этой поездки в Каппадокию и радовался её приближению. Никогда не бывал на той земле, где христиане удивляли язычников невиданным терпением мук и радостью надежды на Христа; земле, где Бог открыл Своим служителям возможность словесного выражения Троичного богословия. Когда в предварительный план путешествия включилась Божественная литургия, оно обрело для меня ещё более глубокий смысл: принести Богу бескровную жертву о упокоении всех почивших на той многострадальной земле и о просвещении тех, кто сейчас живёт и, возможно, даже не сознавая этого, так нуждается в благодати.

В день отъезда предвкушение паломничества обернулось неожиданным горем — внезапной потерей друга и собрата по нашему соборному клиру протодиакона Николая Гончарова. Он умер от COVID-19 утром 17 сентября, это стало сильным ударом. Мне как раз нужно было выезжать из Харькова, чтобы присоединиться в качестве духовника к молодёжной паломнической группе. Решил отказаться, чтобы проводить друга в последний путь, но благословение было — ехать.

Вспомнилась история о дружбе святителей Василия Великого и Григория Богослова — когда Григорий не смог прибыть на похороны друга и произнёс известное надгробное слово, придя в Кесарию Каппадокийскую позже.

Группа наша была не очень большой, что позволило перезнакомиться и тепло общаться в течение всей поездки. Мы стали маленькой церковной общиной, призванной и собранной, чтобы совершить своё служение Богу и людям. А пока что мы летели в самолёте, ехали в автобусе, готовясь пережить что-то важное. 

На плече я вёз небольшую сумку с компактным евхаристическим набором, заботливо изготовленным протоиереем Иоанном Тронько для совершения литургии в скаутских лагерях, на груди — антиминс, преподанный «для священнодействия в храме на всяком благопристойном месте». С собой у нас были вино и просфоры. И у нас была цель!

Солнцу навстречу

Надо сказать, что сегодня не осталось абсолютно никаких следов от места жизни и служения святителя Василия Великого в турецком городе Кайсери (бывшей Кесарии Каппадокийской), ничего не сохранилось от известного октагонального храма в городе Назианз, где служили и проповедовали Григорий Богослов и его отец.

Мы остановились в небольшом городке Гёреме, раскинувшемся среди причудливых конусообразных скал. Основной его достопримечательностью является музей под открытым небом: давно пустующий древний пещерный монастырь. В его храмах — фрески разных времён, от древних символов, сделанных охрой в первые века христианства, до хорошо сохранившихся в цвете фресок ІХ-Х веков.

Больно было видеть выколотые глаза, тщательно затёртые лики, иконы, намеренно донельзя покрытые копотью. Всё усугублялось тем, что по карантинным правилам нельзя находиться в храмах более трёх минут, поэтому мы не имели возможности не только сделать фото или спеть песнопение, но даже сказать хотя бы несколько слов об иконописи. Однако мы присутствовали на месте древних подвигов, и никто не мог запретить нам внутренне молиться. Так и предстояли, вглядываясь духом и сердцем в искажённые бессмысленной борьбой лики, с мольбой ко Творцу о восстановлении в нас Его образа, так похоже испорченного грехом.

Содержательные встречи с древним благочестием чередовались с весёлым времяпровождением в общении и игре. Поездки на лошадях и квадроциклах, полёты на воздушном шаре и просто пешая прогулка по этой необычайной местности вызывали всеобщий восторг, оставляя множество впечатлений. А что ещё можно почувствовать, когда преодолеваешь часовой захватывающий маршрут по пыльной дороге на квадроцикле, чтобы остановиться на горном плато и созерцать закат, или поднимаешься в корзине шара на сотни метров над землёй навстречу восходящему солнцу?

Для общей молитвы мы собирались на террасе — крыше нашего отеля, с которой открывался вид на вечерний или просыпающийся городок. Витиеватое пение, уже несколько сотен лет доносящееся с минаретов, напоминало о необходимости обращаться к Богу с молитвой не только о себе, но и обо всех, кто здесь живёт и отдыхает.

Очень хорошая традиция таких поездок — совместное чтение Евангелия и обсуждение прочитанного. Это помогало нам ещё ближе познакомиться, посмотреть на евангельские события в свете их понимания другим человеком. Особенно глубоким стало время подготовки ко Причастию. Вечером на крыше мы совершали правило, желающие исповедовались. А потом остались с импровизированным хором порепетировать, и над вечерними скалами громкое звучание стихов Корана вторило тихому пению православного богослужебного обихода.

Ожившая церковь

На литургию в праздник Рождества Пресвятой Богородицы мы выдвинулись, когда ещё только светало. Минут пятнадцать ехали микроавтобусом, затем около часа шли пешком горными тропами. По сторонам иногда поднимались в небо воздушные шары, но наше внимание уже было устремлено к главной цели. По дороге успели дочитать Правило ко Причащению и совершить 3-й час. Дальше от активной ходьбы стало сложнее читать и дышать.

Пещерный храм маленький и уютный, с хорошо сохранившимися росписями алтарной апсиды, искусно вырубленной в скале. Над головами — на всю площадь треснувшего потолка — высеченный из камня крест. Храм находится вдалеке от основных музейных маршрутов и нам никто не должен был помешать.

На время богослужения древняя церковь ожила. Возникло стойкое ощущение духовного присутствия всех, кто за минувшие столетия совершал в ней свой подвиг: её устроителей и создателей прекрасных фресок, совершителей таинств, певцов, творцов умной молитвы. Мы стали сопричастны истории этого храма и этому сонму.

Литургия святителя Василия Великого отличается яркими красками Троичного богословия, глубиной осмысления истории грехопадения и спасения человека, подробной молитвой о людях, находящихся в самых разных жизненных положениях и нуждах. Мы читали эти молитвы вслух. И какими актуальными они были в четвёртом веке, такими остались и сейчас: «Помяни, Господи, святую Твою соборную и апостольскую Церковь, которая от края до края Вселенной, и умири её, воссозданную честною кровию Христа Твоего, и святой храм сей утверди до самого окончания веков… Помяни, Господи, предстоящих людей и по благословным причинам оставшихся, и помилуй их и нас по множеству Твоей милости: имения их наполни всяким добром, супружества их в мире и единомыслии сохрани, младенцев воспитай, юность наставь, старость поддержи, малодушных утеши, рассеянных собери, обманутых обрати и соедини святой Твоей соборной и апостольской Церкви…»

Фреска на стене Элмалы-Килисе («Яблочная»), XI век

Совершив в каппадокийском храме литургию, в тот же день вечером мы двинулись на Константинополь.

Константинополь будет наш

Надо сказать, за время экскурсий по запущенным, осквернённым, превращённым в музеи храмам Каппадокии в нашей компании не раз, как задорная шутка, звучала отнюдь не шуточная фраза «Константинополь будет наш». Она возникала как ответ на видимые следы агрессии иноверцев, как желание возрождения духовной жизни на исторически христианских территориях.

Конечно, подобные слова уже не раз звучали в истории и порождали военные попытки взятия Царьграда. Безусловно, это не тот путь, которым должен следовать христианин, стремясь ко спасению души своей и ближних. Но вопрос о возможности восстановления христианских святынь невольно возникал в глубине души снова и снова.

Первое впечатление о Стамбуле — громадный развитый город с активным трафиком и быстрым темпом жизни, с высокотехнологическими сооружениями — как, например, мосты через Босфор, соединяющие Европу и Азию. Везде видны и слышны мечети; здесь непросто встретить и узнать православный храм.

Мы остановились в маленьком отеле в центральной части города, где при выходе сразу попадаешь на улицу с вереницей прилавков — частью большого рынка. По таким улицам восточного базара лежал наш пеший путь к древней христианской святыне — Святой Софии Константинопольской.

Под древними сводами, превращёнными сейчас в мечеть, хотелось служить и петь Богу нашему. Но всё это должно было остаться внутри: даже попытка тихо прослушать в телефоне «Единородный Сыне» византийского распева — авторское песнопение императора Юстиниана — вызвала мгновенную реакцию жандармерии. Да и приближалось время намаза: нас попросили уйти.

В предпоследний день поездки мы ходили пешком к Влахернскому храму, к монастырю Хора, к Георгиевскому монастырю. Всё было закрыто. Местные жители, завидев меня в подряснике с крестом, в основном, почтительно, а то и восторженно здоровались, хотя некоторые смотрели с недоверием. Нам удалось попасть лишь на старое греческое (сейчас сиро-яковитское) кладбище и зайти в храм святого Димитрия Солунского. Семья, живущая в домике при храме, открыла двери. Они сказали, что увидели священника и просто не могли нас не пустить.

На обратном пути в автобусе мне захотелось сделать небольшой ролик из снятого в Каппадокии видео. Сложно было найти музыку, как-то соответствующую пережитым впечатлениям, пришлось сочинить самому в телефоне. Не могу сказать, что моя композиция всё вмещает и отражает, но получилось так:

Константинополь будет наш… Он, возможно, и будет наш, православный, но, наверное, только тогда, когда наши люди — туристы и особенно переселившиеся туда из православных стран — смогут являть своим поведением иную жизнь, и местным жителям захочется преобразить своё мусульманское благочестие в христианский аскетизм ради достижения радости жизни во Христе.

P.S. Куда дальше с Mish-Mish travel — планируйте уже сейчас: https://mishmish.com.ua/  

Друзі! Ми вирішили не здаватися)

Внаслідок війни в Україні «ОТРОК.ua» у друкованому вигляді поки що призупиняє свій вихід, однак ми започаткували новий незалежний журналістський проєкт #ДавайтеОбсуждать.
Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти: ви вже можете читати ці матеріали у спеціальному розділі на нашому сайті.
І ми виходитимемо й надалі — якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Також ви можете купити журнал або допомогти донатами.

Разом переможемо!

Другие публикации рубрики

Постижение обыденного

Однажды на открытии выставки работ Юрия Пименова к художнику подошёл один из посетителей с вопросом: «Вы, Юрий Иванович, изображаете всяких девушек в измазанных краской комбинезонах,

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации номера

Открытый вопрос

Беседа двух философов, Анны Николаенко (Голубицкой) и Дарьи Зиборовой — о том, устоит ли человечество под напором искусственного интеллекта. Разбираемся на примере современных блокбастеров.

Читать полностью »