Как я святому «косточки перемывал»

Господь так устроил, что мне довелось принимать участие в подготовке к канонизации двух угодников Божиих: святителей Афанасия (Вольховского) и Илариона (Юшенова). Об их жизни, трудах и подвигах я уже рассказывал на страницах «Отрока», теперь же хочу поделиться личными переживаниями по поводу некоторых необыкновенных событий.
Земное событие небесного значения

Когда в 2009 году после окончания Белгородской духовной семинарии я был принят на работу в Полтавское епархиальное управление, в епархии как раз началась подготовка материалов для канонизации епископа Афанасия (Вольховского). Его прославление должно было состояться ещё в начале ХХ века, после Поместного Собора 1917 года, но помешала революция, и теперь предстояло найти и собрать архивные документы почти столетней давности.

Тогда в той работе я не участвовал. Да и о самом святителе Афанасии ничего не знал. Лишь когда был готов весь пакет материалов, я впервые прочёл его житие. Прочёл — и полюбил этого святого.

Синодальная комиссия по канонизации рассмотрела документы и передала их Священному Синоду, который вынес решение причислить епископа Афанасия (Вольховского) к лику святых. После этого и произошло событие, в котором я принимал уже непосредственное участие — обретение его мощей.

Тот день до мельчайших подробностей навсегда запечатлелся в моей памяти. В назначенное время наша группа — несколько священников — прибыла в Полтавский Крестовоздвиженский монастырь. После Божественной литургии мы отслужили панихиду на могиле святителя, после чего было демонтировано надгробие, и священники по очереди, по старшинству (я оказался самым младшим — это происходило в первый год моего священства) начали раскапывать могилу.

Ранее мне приходилось закапывать, но чтобы наоборот… Мы работали лопатами, сёстры обители тут же читали Псалтирь. Так продолжалось до тех пор, пока не показалась наконец крышка гроба. К тому времени в монастырь прибыл владыка Филипп (правящий архиерей Полтавской епархии), и дальнейшими работами руководил непосредственно он.

Обветшавший от времени гроб с большой осторожностью очистили от земли, открыли и аккуратно переложили останки угодника Божия в новую раку. До сих пор помню трепетную тишину и благоговение, которые наполняли наши сердца и всё пространство вокруг. Помню, как владыка тут же, у разрытой могилы, облачался в архиерейскую мантию, чтобы крестным ходом переносить обретённые мощи в храм, и как торжественно разливался над городом звон монастырских колоколов. Мы все понимали, что являемся свидетелями не просто исторического момента, но — земного события небесного значения.

В следующий раз мощи святителя Афанасия я увидел незадолго до дня его прославления. Они уже были облачены в новые архиерейские одежды и положены в монастырском соборе в новой гробнице.

Запомнился и сам день прославления. В монастырь прибыл приснопамятный Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Владимир. С сонмом архипастырей он совершил Божественную литургию, на которой после Малого входа в последний раз отслужил литию по епископу Афанасию, а духовенство пропело «Вечную память». Затем один из архипастырей зачитал житие прославляемого угодника Божия, а второй огласил решение Священного Синода о причислении к лику святых. Под сводами древнего монастырского собора впервые раздалось громогласное пение тропаря и величания святителю Афанасию, а из алтаря вынесли его икону. Когда я увидел её в царских вратах, на мгновение показалось, что это не образ, а сам святой выходит и благословляет всех. Хотя почему показалось? Так оно и было!

С тех пор я стал часто приходить к мощам святителя Афанасия. Когда возникали какие-либо трудности или проблемы, всегда просил его помощи. Я уже говорил, что это был первый год моего служения в священном сане, и вскоре встал вопрос о монашеском постриге. Первым делом я пришёл просить святителя Афанасия благословить меня на предстоящий иноческий путь. Я понимал, что в силу обстоятельств жить мне придётся не в монастыре, а в миру, не имея опытного духовного руководителя. Поэтому просил, чтобы святой сам взял меня под свою опеку.

Что он услышал мою молитву, я убедился во время пострига. В тот момент, когда постригаемому нарекают новое имя, владыка Филипп выдержал паузу в несколько секунд, а затем громко произнёс: «Афанасий». Так я первым стал носить имя новопрославленного святого и верю, что обрёл нового, небесного друга. Незаслуженный и неожиданный подарок от Господа.

Обретение мощей святителя Илариона (Юшенова), 2012 год
Гробокопатель со стажем

Могилу святителя Илариона (Юшенова) на одном из самых старых городских кладбищ Полтавы мне показали ещё в школьные годы. Уже став священником, я прочёл его жизнеописание. Оно меня поразило. Оказалось, это

был человек со сложной и трагической судьбой, во всём покорный Промыслу Божию. Потеряв супругу и троих детей, он не отчаялся, не сломался, не потерял веры, но всю дальнейшую жизнь посвятил служению ближним, делам милосердия и просвещения и, будучи уже глубоким старцем, трудился буквально до последних дней. Прочтя всё, я тогда подумал: «Это ведь готовое житие святого!».

К слову сказать, именно владыка Иларион, возглавляя Полтавскую епархию на рубеже XIX-XX веков, начал подготовку канонизации святителя Афанасия (Вольховского). И я всегда думал, что наступит момент, когда он тоже будет прославлен. Думал, мечтал, но вслух ни с кем этого не обсуждал.

Запомнилось, как когда-то в день памяти преподобного Илариона Нового (день Ангела владыки Илариона) мы с архимандритом Филаретом (Зверевым, ныне — митрополит Новокаховский и Генический) пришли на старое кладбище к могиле святителя, чтобы отслужить панихиду. Я служил, отец Филарет пел заупокойные песнопения. Это был один из незабываемых дней, которые остаются в памяти навсегда.

Интересно, что когда тебя что-то по-настоящему захватывает, ты стремишься со всеми этим поделиться. Так и я постоянно рассказывал друзьям и знакомым, насколько глубоко меня поразила личность епископа Илариона. Со временем у нас возник целый «кружок» его почитателей. Причём большинство — молодые люди. А ведь при жизни владыка очень любил общаться с молодёжью, и она, в свою очередь, отвечала ему взаимностью.

Так произошло и сейчас. Вместе с нашей «молодёжкой» мы навели порядок на его могиле, периодически служили там заупокойные литии. В довершение ко всему резолюцией правящего архиерея наша «молодёжка» даже получила официальное название — «Православный молодёжный клуб имени епископа Илариона (Юшенова)».

А затем был ещё один знаменательный день. Хоть и начинался он как совершенно обычный.

Я сидел в епархиальном управлении в кабинете пресс-службы и занимался текучкой. Как вдруг меня и ещё нескольких священников вызвал в кабинет владыка. Не вдаваясь в долгие объяснения, митрополит Филипп сказал: «Нужно подготовить материалы к канонизации епископа Илариона (Юшенова). Благословляю, занимайтесь». Ошеломлённые, мы вышли за дверь: де ведь именно об этом мы мечтали и молились всё последнее время!

Естественно, принялись за дело тут же. Необходимые архивные документы собрали в кратчайшие сроки и сразу отправили в Комиссию по канонизации. А служба святителю была написана ещё до рассмотрения материалов, ведь в положительном исходе дела никто из нас не сомневался.

Уже после того, как Священный Синод вынес определение о причислении епископа Илариона (Юшенова) к лику святых, состоялось обретение его мощей. Это была вторая могила, которую мне довелось раскапывать. Так что я уже, считай, гробокопатель со стажем.

О том, как хоронили владыку, осталось подробное описание в дореволюционных «Полтавских епархиальных ведомостях». Теперь же мы увидели своими глазами и упомянутый металлический гроб, и парчовые облачения, и фиолетовую митру.

А дальше… Мне и ещё одному иеромонаху владыка благословил подготовить обретённые мощи к прославлению. Следует сказать, что сохранились они в виде костных останков, поэтому процесс проходил в несколько этапов. Сначала косточки нужно было очистить от земли и от истлевших облачений. Затем, следуя древним традициям, мы тщательно их промыли, причём вином, и просушили. После чего каждую, даже самую маленькую, погружали в воскомастик (растопленный воск, смешанный с ладаном).

Следующий этап оказался самым сложным. Нужно было сложить кости в правильном анатомическом порядке. Помог владыка Филарет (Зверев). Имея медицинское образование, он справился с задачей довольно быстро. И только потом с помощью воска все косточки были соединены друг с другом в единое целое и облачены в приличествующие архиерейскому сану монашеские и святительские одежды.

Именно в тот период у меня появилось устойчивое ощущение, что я познакомился со святителем лично. Когда-то восхищался им, читая его житие, сейчас же держал в руках, как бесценное сокровище, его кости. Помню, когда мы соединяли косточки рук и пальцев, я думал только об одном: сколько же добра сделали людям эти руки! А может, и продолжают делать…

До нынешнего времени мы с нашей «молодёжкой» регулярно собираемся у раки с мощами святителя Илариона и служим ему молебен, считая его небесным покровителем молодёжи Полтавской епархии.

Ну а лично для меня он стал ещё ближе. А как иначе? Ведь, по сути, это единственный человек, о котором могу сказать в самом прямом и буквальном смысле, что я «перемыл ему все кости». И это — тоже незаслуженный и неожиданный подарок от Бога.

На заглавном фото: Прославление святителя Афанасия (Вольховского), 2010 год.

Другие публикации номера

Смерть как жизнь

Евгений Фулеров — о том, как тяжело бывает преодолеть 300 метров от работы до бабушкиной квартиры, и о том, зачем просить у Господа христианской кончины мирной и непостыдной.

Читать полностью »

Другие публикации автора

Послушание длиною в жизнь

К 115-летию со дня праведной кончины святителя Илариона (Юшенова), епископа Полтавского и Переяславского. К режиме реального времени в несчастьях и потрясениях трудно разглядеть промысл Божий.

Читать полностью »

Другие публикации рубрики

Земля святой Урсулы

Мы прибыли в Кёльн как отдыхающие — туристы, утомлённые двухчасовой дорогой, окрылённые жаждой новых впечатлений. А много веков назад на эту землю вернулась хрупкая девушка с отчаянной жаждой Христа.

Читать полностью »
Scroll Up