Просто SUPER

Да не было никакого редакционного задания! Обыкновенная нужда: где‑то же надо жить и чем‑то питаться. Слава Богу, один знакомый, который смотрел на вещи более трезво, нежели я, посоветовал: «Да иди ты в этот, как его, супермаркет охранником. Там же, в магазине, будешь и ночевать, а мыться-стираться — в тазике. Авансы на еду дают исправно». И он протянул мне газету с номером телефона. А я позвонил.

Собеседование (вместе с трудоустройством) заняло не более пятнадцати минут. В объявлении уже содержались сведения о количестве смен в вахте и ставке за смену. Теперь мне предложили ознакомиться со списком нарушений и предусмотренных за них штрафов. Первый разворот в толстой тетради, на последующих листах которой находились подписи сотрудников. Там же появилась и моя.

Двух инспекторов, проводивших собеседование, интересовал вопрос: имею ли я судимость? Задали его трижды. Затем попросили подписаться под фразой «Согласен на проверку». Служебная инструкция, порядок получения аванса, приём и сдача вахты — всё в печатном виде («ознакомишься потом»). Тут же выдали оригинал трудового договора. На повестке дня оставался вопрос: «Поедешь завтра или прямо сейчас?». Несомненно, второй вариант!

* * *

Начались трудовые будни. В магазинах сети в основном работают женщины. Мужчины либо раскладывают товар, либо контролируют зал. Администратор, управляющий — тоже женщины. И работа их непростая. Грузчики есть не в каждом магазине, а дважды в неделю происходит завоз: привозят несколько поддонов, гружённых коробками под два метра в высоту. Посмотрев, как хрупкая заведующая с помощью тележки-рохли возит такой поддон, поневоле вспомнишь и про коня на скаку, и про горящую избу.

Приём товара происходит в присутствии покупателей. Взвинченный или нетрезвый посетитель может зайти в любое время, но сейчас визит такого превращается в настоящее бедствие.

Немолодой уже мужчина подруливает к запыхавшейся администраторше и, задорно пнув стоящую на полу коробку, делает предложение:

— Давайте с вами поскандалим!

С трудом, но убедили его покинуть магазин по‑хорошему.

Контролёр торгового зала помимо прочего обязан предлагать покупателям оставлять сумки в ячейках камеры хранения и не допускать выноса товара. Заступив на работу, я предполагал, что к воровству будут склонны люди, одетые победнее. Оказалось, не совсем так. Как правило, небогато одетый посетитель очень хорошо представляет себе свой бюджет и знает, что необходимо купить. Нередко он заранее осведомлён о ценах и, взяв необходимое, идёт оплачивать скромную покупку. Тогда как человек в добротной одежде может битый час дефилировать по магазину, уточняя состав продуктов, справляясь о материале и качестве одежды, оповещая сотрудников о неверных или отсутствующих ценниках, и в довершение экскурсии… уйти, не купив ничего.

Потенциальный вор редко привлекает внимание своим внешним видом. Чаще всего его интересует закусь: быстро (конечно, не бегóм — можно позволить себе и лёгкий отвлекающий манёвр) проскочить к холодильнику с нарезками. Там на всё про всё несколько секунд, и — к кассе. Здесь перед кассиршей выставляются два йогурта (мол, лёгкие такие, воздушные и наверняка полезные, но — в другой раз). Если добыча в кармане, то за водочку можно будет и заплатить, но уже в другом месте.

* * *

Рабочий день завершён. Ушли сотрудницы, приготовлена и съедена еда. Никакой усталости нет: просто ложишься, и наступает состояние «ВЫКЛ», как от хорошей дозы плохого алкоголя. Шесть-семь часов тяжкого забвения почти без сновидений. Достоинство такого состояния в том, что почти не нужен будильник: когда очнёшься, обратно уже не хочется.

Быстро отрубиться получалось не всегда. В добротном кирпичном здании этажом ниже располагался ещё и ночной клуб. Разогрев аппаратуры начинался засветло под вечер пятницы, потому что в ночь на субботу там вкалывали особенно интенсивно. Если закрыть глаза, можно подумать, что пляшут прямо в торговом зале. В момент наивысшего эмоционального подъёма раздавался довольный хор мужских и женских воплей, а где‑то рядом со стеллажа бытовой химии со шлепком падал на пол сползший от вибрации тюбик геля для стирки.

По будням спокойнее. Вечерком запустят вокально-инструментальный ансамбль, певец тоскливо и надрывно пару часов поперебирает западный рок, и к полуночи опять включат рейв, но уже на умеренной громкости.

После всплытия из выключенного состояния остаточные явления от предыдущих дней вахты сохраняются. Мысли ползут еле‑еле, как улитки, обработанные ядохимикатами. «Чего это она лазает по торговому залу с сумкой в руке? Подойти, может, поинтересоваться? Хотя, минуточку, кого‑то она мне сильно напоминает. Действительно, похожа…» Заведующая вышла в зал без форменной тужурки. Как же хорошо, что помедлил!

На что‑то в окружающей жизни можно просто обращать поменьше внимания. Ну, пронеслась мимо на улице компания подростков. Ну, довелось услышать несколько фраз со звонкой похабщиной. Не делать же из этого трагедию. В торговом зале их игнорировать сложнее — особенно когда прямо на тебя маршируют наши старшеклассницы и первокурсницы: алые накрашенные губы, длинные волосы и узенькие брючки по щиколотку в любую погоду…

О, в секции «Праздник» представлен карнавальный набор: короткая чёрно-красная прозрачная юбочка и ободок с парой огненно-красных рожек. На упаковке — фото улыбающейся девочки лет десяти в этом наряде.

Только что обратил внимание: на стенде с детскими товарами появилась новая «развивающая» игрушка — маленький пластиковый унитаз. Инструкция тоже не по‑нашему, но картинки лишают всяких сомнений: унитаз интерактивный, и если аккуратно налить в сливной бачок воду, а затем нажать на кнопку, из отверстия выскочат монстры!

Наших людей трудно сбить с толку подобной ерундой. Девочка, заметив на полке полуметровый меч из пластмассы, идёт к маме:

— Купи меч!

— Какой меч? Кладенец? Зачем, Тёму бить? Выбери что‑нибудь помягче…

* * *

Но сколько можно разглядывать витрины — магазин удостоила своим посещением панк-группа в полном составе! Штаны из лоскутков, на одежде — ругательства и богохульства на заморском языке. Ведут себя вполне спокойно. Почему‑то не заметили холодильник с пивом прямо у касс.

Постоял с полчаса около кассы. Практически каждый покупатель берёт туалетную бумагу, корм для животных или и то, и другое. Спрос на бумагу огромен. Предложение не отстаёт, а, похоже, даже бежит впереди: несколько торговых марок, и в каждой разные ароматы и расцветки. Одна трёхслойная, другая четырёхслойная. Сложно не вспомнить шутку от теле-радио-юмористов: «В советское время были газеты и один вид туалетной бумаги; а сейчас похоже на то, что кто‑то исподволь приучает нас к нежности». Хотя если принять во внимание ассортимент и объём этого добра в магазине, а также размеры бумажной индустрии, понимаешь, что всё серьёзно.

Корм для животных выставлен рядом с кассами. Животных очень любят, особенно собак. И, похоже, лучшим способом выразить свою любовь и заботу считают привести их с собой в магазин. Сначала мне было трудно к этому привыкнуть, и как‑то раз я вежливо предложил даме оставить собачку за пределами торгового зала. «Вы что?!! Её же там покусают!» Несут либо на руках, либо ведут рядом. Питомец участвует в выборе, обнюхивая товар. Лишь один хозяин догадался (или рискнул?) привязать собаку в предкассовой зоне. Человека с кошкой я не видел ни разу.

Магазин и все в нём работают для посетителей. Сотрудники участвуют в процессе каждый в меру сил.

Стою возле ряда с одеждой. Женщина, задумчиво повертев в руках мужские рейтузы, поворачивается ко мне: «Какой у вас рост? Вы что, не поняли? 170 есть?». Подходит, прикладывает к моей ноге и машет рукой: «Не, ему коротки будут…».

Вот молодой человек кружит по залу почти час. Обсудил по телефону все детали ближайших сделок. Пришлось тактично намекнуть, что пора уходить. Он даже что‑то купил.

Семья: папа, мама, маленькая дочка. Мама сразу уходит в отрыв к стенду с косметикой. Дочь тянет папу в отдел «Черти в розницу». Здесь ему на глаза попадается кучка скелетов: одни мужские, в чёрных цилиндрах и фраках, другие женские, в белых платьицах. Взяв один скелет и сделав лицо посерьёзней, папа спешит за супругой: «Полюбуйся‑ка, до чего может довести диета!».

Юная красавица гордо несёт на груди лозунг: «Bad choices make good stories» («Сделай дурной выбор — получится интересная история»). Похоже на правду… Всю свою сознательную жизнь отчаянно стараешься сделать хоть что‑нибудь стоящее. И постоянно заносит не туда.

Да, сюжеты получаются дивные. Взять, к примеру, хотя бы эту вахту в супермаркете. Только вот что интересно: получится ли история, если даже не пытаться сделать верный выбор?

* * *

На ночь свет в магазине выключается, остаётся гореть лишь одна лампа у служебного входа. За дверью — небольшой предбанник, и дальше улица. В том же предбаннике вход в ночной клуб. Задняя дверь магазина толстая, железная, но без звукоизоляции, поэтому, присев почитать под лампой, можно невольно подслушать разговоры тех, кто выходит из клуба глотнуть свежего дымку.

Вот и в вечер под воскресенье хлопнула дверь, щёлкнули зажигалки, и грубый голос произнёс:

— Ты воешь как поп!

— Да нет же!

Голос второго собеседника был ровным и красивым.

— А я тебе говорю: ты воешь как самый настоящий поп!

— Нет. Если бы я выл как поп, это звучало бы так…

Пауза. Делал ли обладатель красивого голоса затяжку, а может, просто набрал побольше воздуха — чтобы в сумеречном предбаннике клуба и супермаркета прозвучало проникновенно, чисто и с выражением настоятельной просьбы:

«Святый Боже,

Святый Крепкий,

Святый Бессмертный, Помилуй нас!».

Другие публикации номера

На берегу океана

Философ Александр Филоненко: «Нам часто кажется, что смирение — это когда ты отказываешься от океана Божией любви. Сидишь и говоришь: «Мне и крошек достаточно». Настоящий герой — тот, кому…»

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации рубрики

Scroll Up