Синдром отложенной жизни

ОТ РЕДАКЦИИ. «Славою и честию венчай их…» Прекрасны моменты таинства Венчания. Возвышенно и нежно смотрятся венцы на головах жениха и невесты. По святителю Иоанну Златоусту, венцы символизируют победу, свидетельствуют миру, что молодые, не поддавшись блудной страсти до брака, «в состоянии победителей похоти плотской в чистоте приступают к брачному ложу». Вот только сейчас всё чаще Церковь надевает венцы лишь в напоминание о том, как всё могло бы быть. Да и настоящие герои — те, кто хотя бы доходят до Венчания и ЗАГСа. А сколькие сворачивают с пути почти у самой цели и на драгоценные годы застревают в подвешенном состоянии под названием «гражданский брак».

Предыстория

Последние пять лет мы с мужем ведём курсы по подготовке к семейной жизни «Вместе — навсегда». Нет, мы не возомнили себя гуру в вопросах взаимоотношений и тем более хранителями особых тайн успешного брака. Просто однажды поняли, что безумно любим друг друга. Несмотря на то, что ссоримся. И решили набираться ума, так сказать. Желание красиво состариться вдвоём победило обоюдную привычку доказывать личную правоту до последнего хрипа.

Любовь… не ищет своего (1 Кор. 13, 5), — так звучит общий девиз и высшая цель для многих боголюбивых молодожёнов. В теории. А на практике зачастую отсутствуют элементарные «технические» знания для мирного урегулирования всех грядущих нестроений и междоусобиц. Каким образом не обижать и не обижаться, слушать и слышать друг друга, когда и в какой форме выговаривать свои претензии, и самое главное — дарить и получать радость от жизни вдвоём? Вот лишь небольшой перечень вопросов, на которые мы с мужем собирались найти ответы.

Любить «с умом» едва ли учат в общеобразовательных школах и институтах. Отсутствует единый рецепт и у литературы с кинематографом. Не всем посчастливилось родиться в полных, здоровых семьях, унаследовав идеальный образец семейного счастья. Как следствие, сухие цифры статистики свидетельствуют о поголовной супружеской безграмотности: бóльшая половина земного шара освоила процедуру расторжения брака лучше естественных законов супружества.

Впрочем, отсутствие видимых перспектив нас не испугало. Дальнейшие поиски увенчались успехом точь‑в-точь согласно обещанию знаменитой пословицы: «Когда ученик готов — приходит учитель». Мы встретили Адриана Буковинского — христианина и педагога с большой буквы. После его семинаров и лекций хотелось сутками напролёт разговаривать, восхищаться, недоумевать и удивляться: оказывается, уцелеть в «межгалактических звёздных войнах» — реально. А ещё мы вдохновились без устали трудиться над совершенствованием искусства взаимопонимания.

Прошло время, прежде чем мы поняли: работает! Впрочем, наступили другие испытания. Нас замучила совесть: что делать с драгоценной информацией? Порядочные люди богатством делятся. Поэтому, заручившись поддержкой Адриана, мы дополнили его методику православной системой координат и с каждой новой группой по сей день продолжаем учиться «единомыслию душ и телес». То есть гармонии в семье. Процесс этот, в силу несовершенств человеческой природы, длительный и эмоционально затратный.

Пять лет «учительства» переросли во множество интересных и полезных знакомств. Какие только love story не довелось услышать! Трагические и смешные. Исполненные абсурда и переполненные чудом. Истории прощения, преодоления, исцеления от самых неисцелимых недугов. И в каждой судьбе, как в раскрытой книге, мы читали одну и ту же подсказку: уклонись от зла и сотвори благо (Пс. 33, 15), если планируешь пребывать в мире, прежде всего, с собой. Иначе жизнь твоя будет похожа на сорочку, которую однажды застегнул на неправильную пуговицу, и вышла она в конце концов перекособоченной и помятой.

Наверное, пять лет — смешной срок для окончательных оценочных суждений. Но, исходя из вышеупомянутых соображений совести, не могу не поделиться личными наблюдениями касательно тех или иных препятствий на пути к намеченным вершинам.

Одной из таких «злосчастных» пуговиц сегодня является популярный миф под названием «гражданский брак». Довольно часто приходится слышать: «Вы не могли бы сегодня упомянуть об “этом”? Повторите ещё раз то, что говорили на прошлом занятии. Сегодня мы пришли вдвоём. Вдруг услышит?» — шепчут, отозвав в сторонку, за несколько минут до начала лекции терпеливые абитуриентки. Мужчины с подобной просьбой не подходили ни разу. (Хотя о том, что сегодня распространена модель сожительства, где регистрировать отношения наотрез отказывается именно женщина, мы, конечно, тоже слышали.)

Тема целомудрия настолько деликатна, что всякий раз одолевают сомнения — получится ли её «поднять» среди широкой аудитории? Ведь это всё равно, что пытаться доказать чудо атеисту. Что ж, давайте попробуем хотя бы приглядеться к изъянам гражданского брака с разных сторон. Начнём с самого начала.

Илл. Луиса Габриэля Пачеко
Взгляд первый. Первобытный

В конце прошлого столетия многих доверчивых пенсионеров поглотило неизвестное ранее, но занимательное хобби. Наши бабушки и дедушки расставляли перед экранами телевизоров трёхлитровые банки с водой, которые экстрасенс Алан Чумак магическими взмахами рук «заряжал» на расстоянии. Не мигая, огромная страна следила за превращением обычной воды в «целительную». Сам процесс выглядел весьма воодушевляюще из‑за своей необременительности. Долой таблетки — просто пей воду. Когда верить легко, почему бы не верить? Во взаимоотношениях с Богом, напротив, «всё сложно». Сторониться пешехода с пустым ведром или чёрной кошки куда проще.

По меткому слову западного проповедника, грех — «это когда мы с тобой знаем, как поступать, лучше Христа». Именно Он утверждает, что блуд есть зло и блудникам не найдётся места в раю. При попытке узаконить физическую связь мужчины и женщины, переименовав её в «гражданский брак», мы всё равно бессильны превратить общую постель и совместный быт в священное супружество. Жонглирование терминами не делает «заряженную» воду святой и целебной.

«Лучше сначала проверить отношения, пожить вместе несколько лет, присмотреться друг ко другу, а потом решиться на ответственный поступок», — возражения против Богом данной заповеди звучат достаточно убедительно. Недавно мне выпало несчастье услышать более упрощённую версию: «Зачем приобретать корову, если я просто хочу молока? Я могу себе позволить литр в день и так…».

Как «так»? — забыла я уточнить у шестнадцатилетнего юноши, но, признаться, закашлялась от столь прагматичного взгляда на женщину. Тема добрачного воздержания не особо популярна в светских СМИ, поэтому юноша был удивлён, когда я протянула ему статистические данные американских исследователей из Южной Каролины и Калифорнии. В результате анкетирования нескольких десятков тысяч семей выявились устойчивые тенденции. Уровень разводов среди пар, имевших интимные отношения до вступления в брак, более чем на 50 % выше по сравнению с теми, кто воздерживался до свадьбы. Они же более подвержены супружеским изменам. А вот степень удовлетворённости интимной жизнью на 31 % выше у тех, кто хранил своё девство до вступления в законный брак.

Последнее, кстати, ставит под сомнение ещё одну известную легенду. С рождением культа «сексуальной совместимости» в шкале человеческих ценностей поменялись местами основополагающие приоритеты. Если молодые люди выбирают партнёра по критериям телесного созвучия, рано или поздно их настигает разочарование. Они чувствуют себя обманутыми.

Миф о совместимости умалчивает правду: сексуальность — единица непостоянная. Ей свойственно то угасать, то возгораться, быть зависимой от душевной близости, общности интересов, ценностных ориентиров и так далее. От состояния здоровья в том числе. Вдруг непривыкший к воздержанию человек сочтёт любимого или любимую бесполезным для совместной жизни балластом? Очевидно, что на этой «пуговице» отношения тоже не удержать. И как определить «совместимость», не оглядываясь не предыдущие отношения, если они были? Память, обречённая постоянно «сравнивать», — серьёзная помеха для близости в широком понимании этого слова.

Бегайте блуда… Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? (1 Кор. 6, 18–20) — подчёркивает нашу принадлежность Небу апостол, предлагая лучший рецепт совместимости: путь первого и единственного узнавания друг друга.

Илл. Луиса Габриэля Пачеко
Взгляд второй. Выгодный

Заранее прошу прощения, если покажусь читателю желчной, категоричной дамой, безосновательно осуждающей сильный пол. Не смею спорить с теми, кто винит в нерешительности мужчин нас, женщин, отвоевавших себе равноправие. Но всё же мои симпатии в этом вопросе остаются полностью на стороне пола «слабого».

Это нам после грехопадения в раю досталось: И к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт. 3, 16). То есть женщина по естеству зависима от желания мужчины, поэтому его решение жить-поживать да добра наживать, не прибегая к штампам в документах, я расцениваю как оскорбительное. Арендовать семейный уют «за так» — удел юных студентов. Взрослые дяди должны уметь прилюдно заявлять свои права на любимую женщину, защищать её и обеспечивать всем необходимым.

Большинству женщин необходимо быть, а не казаться женой. Быть за «каменной стеной», жить, а не репетировать жизнь каждый день. Пока он годами рисует черновые наброски, надеясь найти спутницу поидеальней, та, что делит с ним общий кров, пристально разглядывает себя в зеркале. Новая морщинка, лишний килограмм, седой волос подтверждают её опасения. Подсознательный страх не успеть родить в отведённые природой сроки только добавляет стресса в и без того напряжённые будни.

Иногда мужчина подвержен влиянию со стороны — мамы, сестры, друзей, коллег. «Доброжелатели» стращают точкой на карте жизни, где любовь якобы убивают одной подписью. Они же гарантируют, что в статусе холостяка мужчина получает более качественный уход, мол, она же старается больше. Мечтает его заполучить. При этом он формально свободен, но с доступом ко всем благам семейной жизни. Может ощущать себя счастливчиком с массой возможностей впереди. Что остаётся делать женщине? Продолжать драить, готовить, нянчить и лелеять «суженого», воспринимая свои обязанности не понарошку, а всерьёз?

Бывает, что рождение детей стабилизирует эту хрупкую конструкцию. То ли от гордости за появление наследника, то ли от пафоса самого момента мужчина наконец‑то дарит наследнику фамилию своего рода с отчеством в придачу. Либо уже подросший ребёнок просит, чтобы у него всё было как у одноклассников — свадебные фото в альбоме, кóльца на родительских безымянных пальцах, фата на полочке в мамином шкафу. Слава Богу, хотя бы дети (до наступления пубертата) — большие умницы и традиционалисты. Им не свойственна легковесность.

Мои убеждения вовсе не означают, что законный брак лишён трагедий. Однако он выигрывает по меньшей мере в двух категориях. В нём уготовано место Божьему благословению и дополнительной мотивации. Испытать друг друга до свадьбы всё равно не получится — потому что вспомогательные смыслообразующие механизмы брака так и не были запущены. Потому что допускается мысль: в случае «напряга» мы расстанемся и попробуем с другими кандидатами. Пока будет комфортно — поживём, некомфортно — разойдёмся. Никто никому ничего не должен. Эта мысль — первопричина неотвратимых неудач.

Рассуждать о браке по‑настоящему возможно только в контексте христианства и Евангелия. Если есть сверхзадача. Какая? Подарить друг другу радость и здоровое потомство миру, а главное — спасти душу. Крепкая верующая семья отличается иным восприятием свободы. Взяв на себя официально ответственность быть вместе при любых обстоятельствах, муж и жена рискнули со своей личной свободой расстаться. Проявили храбрость и самодисциплину. Доверились Богу и своему избраннику. Поставили в приоритет над колебаниями эмоций чувство долга. А значит, чуть больше, чем в свободных отношениях, настроены работать над своей закоснелостью. Делать вынужденные шаги навстречу. Не только потреблять удовольствия, но и проявлять терпение, прощать обидчика, принимать его слабости. В эти мгновения и рождается Любовь — плод общих усилий, совсем не похожий на её имитацию.

Разницу между подделкой и эталоном прекрасно сформулировал неизвестный автор на просторах интернета: «В голливудских фильмах часто встречается один и тот же сюжет. Если сценарий подразумевает свадьбу главных героев, то к алтарю невесту ведёт отец, тем самым перекладывая на плечи жениха отцовские функции заботы, защиты. Как бы говоря: двадцать или тридцать лет я был для неё всем, а сейчас ты стань для неё всем. Но в гражданском браке мужчина не готов отвечать за женщину как отец, скорее, хочет пользоваться ею, как бытовой техникой, взятой в аренду».

Взгляд третий. Роковой

В словаре психологических терминов существует диагноз «синдром отложенной жизни», который близок по сути вышесказанному. Аналогия с «гражданским браком» напрашивается не столько в похожем ожидании образцового будущего, сколько в переносе «на потом» смыслов настоящего. Без них человек чувствует себя не на своём месте, не знает, как вернуть смысл потерянному времени. Если верить статистике, бесконечные дегустации и «пробы пера» заканчиваются фиаско для 50 % сожительствующих пар. «Звёздный час» так и не наступает. Свадьба расстраивается по разным, иногда трагическим, причинам.

«Медлительный борется с бедами всю свою жизнь непрерывно», — слова древнегреческого поэта вкратце передают историю Саши, первоклассного пилота и замечательного человека. Вместе с другими служащими аэропорта он каждое утро провожал взглядом изящную Лизу, стюардессу международных арабских авиалиний. Открытое милое лицо. Прямой сосредоточенный взгляд. Обаятельная улыбка. Не волосы, а густые пряди солнечных, огненно-рыжих лучей. Ему нравилось в ней всё, словно Кто‑то наверху разгадал мечту детства. Саша представлял свою будущую жену именно такой — воздушной, почти прозрачной феей. А когда заговорил с ней после очередного брифинга и услышал голос, то понял: это — навсегда.

Дальнейший сценарий напоминал чудесную сказку: первое свидание, первое «люблю», первый завтрак на съёмной квартире. Три года счастья — беззаботного, неоперившегося, юного. Затем предложение руки и сердца. Настоящее. Со вставанием на колено и бриллиантовым колечком в бархатной коробке. Ужин с родителями накануне Рождества, традиционная кутья, череда маминых смешных воспоминаний о маленьком Саше. Ещё через неделю — рейс, из которого Лиза не вернулась. Никто из экипажа не вернулся. Спустя какое‑то время Саша с букетом белых роз встречал в аэропорту гроб с телом своей любимой.

Если счастье — в покое совести, то ошибка диспетчера стоила жизни почти двумстам пассажирам и обрекла на вечную муку их родственников. По словам Саши, он никогда себя не простит. Если бы женился сразу, у них бы родился ребёнок, и к моменту гибели самолёта Лиза давно была бы в декретном отпуске. Если бы…

Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян. 14, 22). Сожительство вне брака — это попытка найти дорогу с наименьшими скорбями, комфортную, ни к чему не обязывающую. Но в откладывании «на потом» страшно не успеть распознать ценность проживания жизни «здесь и сейчас» и упустить счастье любить живого человека.

Илл. Луиса Габриэля Пачеко
Взгляд четвёртый. Ясный

Почему множество женщин не брезгуют долгосрочными экспериментами над своей психикой, желаниями, потребностями? Какие они — те, кто ночами пишут на женские форумы: «Почему же он до сих пор не женится?!». Разве ни одна из них не достойна фаты и белого платья? Привычные стереотипы разбиваются о реальность: одинаково не женятся на знойных красавицах, доверчивых простушках, успешных отличницах и закомплексованных страдалицах. Пожалуй, их объединяет одна беда — путаница с самооценкой. (Православные женщины вообще склонны не соглашаться с тем, что достойны большего.)

Самомнение, как и мнительность, — родные чада матери-гордыни. Завышенная или заниженная самооценка — её прямые наследники. Верная самооценка — напротив, плод смирения, а её отличительные приметы — внутренняя гармония, трезвый взгляд на свои плюсы и минусы, чувство собственного достоинства. То есть осознание своей ценности в глазах Творца. Такая женщина не захочет довольствоваться меньшим. Не согласится поступиться принципами и пойти на чуждые ей условия. Не станет искать того, кто приголубит, вместо того, кто подарит уверенность в завтрашнем дне. Сможет сказать твёрдое «нет» мужчине, готовому поставить её в неудобную ситуацию перед социумом, родителями, друзьями. Иначе напрасная жертва начнёт разрушать её изнутри. Как мою любимую Машу.

Она буквально выросла в Церкви. При первой же возможности ребёнком сбегала на службу, засиживалась на занятиях воскресной школы, подметала во дворе сухие листья, мыла посуду в трапезной, только бы задержаться подольше. В другой жизни Маше до режущей боли в животе не хватало тишины. Возвращаясь домой, родители свято чтили ежедневную традицию: набирая с порога высокие ноты, сотрясали стены взаимными проклятиями. В мире схваток и перепалок Маша не могла отыскать хотя бы крошечное место для своего детства. А потому решила долго не ждать и с ним проститься. Прикрыв тихонько дверь, шагнуть во взрослую жизнь.

Правда, упоминание об этой жизни на исповеди всё равно отдавало режущей болью в животе. Говорить о Роме было физически больно. Не любить его, не дорожить им она не могла, как и сделать себе самой предложение. Оставалось запрятать глубоко внутри надежду и ждать. «Нет, не подумайте, — оправдывалась она, — Рома замечательный. Такой молчаливый, такой спокойный. Столько раз пыталась с ним поссориться — никак. Он не конфликтный. Наши отношения хотя бы напоминают семью!» — будто бы доказывала она не себе, а родителям. Священник деликатно молчал. Он ждал, когда Маша сделает свой выбор.

Рома не задумывался о женитьбе, пока Маша, спустя семь лет, не обмолвилась о ребёнке. Вернее, попросила пообещать ей стабильное или хотя бы предсказуемое будущее. В котором Рома прежде чем купить дорогую моторную лодку посоветуется с ней. В котором их ребёнка в роддоме запишут под папиной фамилией. А на крестинах соберутся друзья, и раскрасневшийся от суматохи Рома, потеряв соску в бесконечных складочках крыжмы, будет искать Машу среди гостей, спрашивая тёщу: «Где моя жена?!». Но Рома избегал серьёзных разговоров, тем более предвещавших ссору. Вместо ответа обычно повисала тишина. Он не хотел детей.

«Ни один мужчина не достоин того, чтобы предавать себя», — размазывая слёзы по лицу, повторяла она своему отражению в зеркале. И тотчас начинала сомневаться: «Может, ещё чуть‑чуть подождать? Не бросать же его вот так…». Рома был её первым мужчиной, и ей казалось, что если они поженятся, то их досвадебный период — почти не грех. Многие подруги Маши, несмотря на воцерковлённость, сходились с «горе-женихами» под одну крышу с той же надеждой. Страх потерять любовь преобладал над другими страхами.

На то, чтобы принять решение уйти, понадобился год. Зерно вызрело, оставалось дождаться лёгкого дуновения, чтобы оно приземлилось в питательный грунт. В тот день на телефон пришла рассылка из приложения «Цитаты святых отцов». Маша получила руководство к действию от самого святителя Иоанна Златоуста: «Когда блудник делается целомудренным, корыстолюбец — милосердным, жестокий — кротким, то и в этом заключается воскресение, служащее началом будущего… Грех умерщвлен, а праведность воскресла, ветхая жизнь упразднилась, а начата жизнь новая и евангельская».

Всего несколько фраз. Подобно тому, как солнце рассеивает туман, согревая капельки влаги и обрушивая их на землю, в Машиной голове прояснилась картина её будущего. Без Ромы, но с той тишиной в сердце, которую она так долго искала.

Послесловие

Сегодня Маша замужем. Всё у неё свершилось, как говорили наши бабушки, «как положено»: долгие прогулки ладонь в ладонь под осенним, зимним, весенним небом, а летом — свадьба и первая брачная ночь. Прошлое осталось в прошлом. К счастью, вернуться к собственной целостности, начать жизнь целомудренную, с чистого листа, можно в любую секунду. Сделать выводы, принять решение, шагнуть навстречу Богу и запастись терпением.

Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Переубеждать, доказывать, спорить не имеет смысла, если человек ни разу не наблюдал вблизи красоту осуществившегося замысла Творца о браке. У писателя Олега Батлука написано об этом целое эссе. Отрывком из него и закончим наш непростой разговор.

«Самая красивая пара на любом вечере — это танцующие супруги. Потому что танец мужа и жены — это такое хэппиэндистое громогласное “да” в ответ на главный вопрос в философии отношений: есть ли любовь после брака? Ни цунами детей, ни трясиноликая бытовуха, ни диверсанты родственники, ни горластость ссор не отменяют лёгкости их движений…

На свете нет ничего прекраснее, чем вальсирующие родители пятерых детей. Я видел такое как‑то раз на одной вечеринке. Все пятеро детей присутствовали там же. Все пятеро детей забавно смущались, глядя на танцующих папу и маму. Каждый по‑своему, в соответствии с драматургией возраста.

Это смущение — высшая точка, триумф и ода человеческой близости».            

Другие публикации номера

Просто SUPER

Трудник N складывает мозаику будней охранника супермаркета из мимолётных портретов и типичных ситуаций, приправленных шумом ночного клуба неподалёку…

Читать полностью »

Опережающий время

Жизненные примеры благого терпения клеветы всегда поражают. Мы же имеем такой пример прямо перед глазами: в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре почивает мощами святитель Афанасий (Вольховский), епископ Могилёвский и Полоцкий, Полтавский чудотворец.

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации рубрики

Stop Zoo!

Зоопарки — это зло или благо? Отличный способ развлечь деток или средство для медленной экзекуции?.. Кролик Роджер приходит к острым и неоднозначным выводам.

Читать полностью »
Scroll Up