Невзирая на факт своей смерти…

90 лет со дня мученической кончины священника Григория Доли
В поэтических творениях святых отцов Господь Иисус Христос называется Солнцем, а святые — Его лучами, отражающими Свет Божества. Лучей неисчислимо много, и каждый, нещадно рассекая леденящую космическую тьму, благодаря силе и мощи солнца проникает в земную атмосферу. Являясь частью горячего светила, солнечный луч дарит жизнь нашей планете.
В то же время есть святые, пока что не прославленные для общецерковного почитания. Им не написаны иконы и не составлены акафисты, однако обстоятельства их жизни и поступки свидетельствуют о том, что эти люди являлись самыми настоящими Божьими лучами, рассекающими тьму греха и неправды. Хотя бы просто знать об их подвиге представляется очень важным для нас, ныне живущих.
Григорий Доля с супругой Параскевой и детьми

В 1880 году в маленькой деревушке Кириковка на Сумщине в обычной крестьянской семье родился мальчик Григорий. Его родители, Яков и Анна Доля, по всей видимости, были богобоязненными людьми — особенно мать, привившая маленькому Грише идеалы христианского благочестия.

Обладая хорошими вокальными данными, подростком он пел на клиросе Троицкого Ахтырского монастыря, а впоследствии даже стал певчим митрополичьего хора в Санкт-Петербурге. Возможно, скромный и тихий Григорий мечтал о монашеской жизни, но события Первой мировой войны и соблюдение Божией заповеди о почитании родителей не позволили его намерениям осуществиться. После возвращения с фронта по настоянию матери и по благословению её духовника Григорий женится на самой младшей и любимой дочери старца Параскеве (тогда как старшая дочь становится игуменией Богодуховского Свято-Троицкого монастыря).

Любили ли друг друга, в современном понимании слова, Григорий и Параскева? Ведь, заключив брак, они просто доверились мнению родителей — сейчас, по прошествии ста лет, нам это трудно себе даже представить. Однако именно при условии соблюдения пятой заповеди о почитании отца и матери Господь гарантирует счастье и долголетие уже здесь, на земле. И по свидетельству потомков Долей, у их прадедов, несмотря на ужасные обстоятельства жизни, был счастливый брак. Господь благословил их пятью детками, а сами Григорий и Параскева, претерпевая материальные трудности, а впоследствии и гонения, заботились друг о друге до конца и как могли оберегали лампадку своей любви.

Вследствие исторической круговерти начала ХХ века молодая семья оказывается в Харькове. Они приобретают дом на улице Семинарской и посещают храм в честь Озерянской иконы Божией Матери. Благочестивая христианская закваска Григория и Параскевы не позволила им увлечься новыми идеями и в голодные, богоборческие годы отойти от Церкви Христовой. Невзирая на набирающий обороты маховик репрессий, в 1918 году Григорий становится диаконом при домовом храме во имя святого праведного Иова в Липовой Роще (в то время –– пригород Харькова), а в 1922 году в возрасте 44 лет принимает сан священника. Хиротонию совершил епископ Старобельский Павел (Кратиров, в будущем — священномученик, прославлен в лике Собора Старобельских святых, память 14/27 мая).

Священник Григорий Доля

Священника Григория прикрепляют к Преображенскому приходу села Ледное (современный Спасо-Преображенский храм входит в черту Харькова). Местная община, крайне малочисленная, собственного храма не имела, поэтому отец Григорий немедленно приступил к сбору средств для строительства церкви. Строить в безбожное время казалось безумием, но обычный, ничем не примечательный, недавно рукоположенный священник, видя повсеместное осквернение святынь и чувствуя дух времени, несомненно верил, что искренняя молитва простого сердца будет услышана Господом.

И Господь благословляет труды батюшки. Закрытые двери начинают отворяться: одна из прихожанок жертвует 3/4 своего земельного участка, и в 1924 году скромнейший иерей Григорий решительно приступает к строительству церкви. Приходится договариваться и спешить, поскольку храмы в Харькове массово идут под снос, переоборудуются или передаются для служения обновленческому священству. Так, купола удалось привезти из уже закрытого Основянского храма, паникадило — из Григоровского, брёвна и доски — из разобранного Покровского храма села Большая Бабка Чугуевского района.

Остаётся тайной, как в годы красного террора и продразвёрсток маленькой православной общине удавалось в течение двух лет вывозить на хилых крестьянских подводах 150-летние списанные доски с расстояния более 50 километров от места строительства! Тем не менее в 1926 году Преображенская церковь была освящена — правда, стояла без крестов, чтобы новострой не бросался в глаза.

Победа окрыляет отца Григория. В том же году он обращается с заявлением в окружной Харьковский админотдел о разрешении служения епископам Борису (Шипулину), Павлу (Кратирову), Онуфрию (Гагалюку), Антонию (Панкееву) и Стефану (Андриашенко) для посещения и окормления паствы общины села Ледное. НКВД отказывает, ссылаясь на запрет указанных лиц покидать Харьков. Добрый порыв был пресечён, а в жизни батюшки начинаются испытания.

Преображенский приход облагают государственным налогом более чем в 10 тысяч рублей. Отец Григорий вынужден продать хозяйство и свой дом в счёт уплаты налога. Он выполняет в храме послушания певца, чтеца, старосты, сторожа и дворника, сам живёт в неотапливаемой колокольне, поскольку на квартиру его никто не принимает. С огромным трудом удаётся пристроить матушку с пятью детьми в съёмную — не квартиру, но комнатку.

Согласно показаниям епископа Павла (Кратирова), с этого момента начинается травля иерея Григория Доли со стороны обновленческого священства. Члены церковного совета Преображенской общины избегают встреч со своим священником, местные прихожане посещают храм редко, в основном на службах бывают приезжие из соседних приходов и горожане. Отец Григорий с семьёй живут в крайней нужде.

Спасо-Преображенский храм, село Ледное

К сожалению, в жизни бывает и так, что с трудом построенные храмы остаются пустыми, а подвиг их строителей — неоценённым и даже ненужным современникам. Что укрепляло отца Григория в то время? Из какого источника он черпал силу жить и служить дальше в опустевшем храме? По словам будущего священномученика Павла (Кратирова), батюшка «безропотно нёс обрушивающуюся на него тяжесть, ожидая неизбежных в его положении репрессий со стороны власти; думаю, что и других учил по-христиански терпеливо и с кротостью переносить всяческие невзгоды своего существования. Никакого озлобления, никакой критики советских мероприятий я не слышал от него и разговоров на такие темы он не поднимал».

В январе 1931 года священник Григорий Доля вместе со своим епископом Павлом (Кратировым) в составе 140 других священнослужителей и монашествующих были арестованы по одному групповому Делу епископов. Через несколько дней после пыток в Холодногорском следственном изоляторе здания Харьковской городской тюрьмы отец Григорий скончался. Епископ Павел (Кратиров) умер спустя год в тюремной больнице от саркомы лимфатических желез; место погребения владыки, к сожалению, утеряно.

Однако несмотря на гибель обвиняемого Доли следствие в отношении него не прекратилось, и в декабре 1931 года иерей Григорий, невзирая на факт своей смерти, был приговорён к трём годам исправительно-трудовых работ.

Вдова отца Григория случайно узнала о его смерти. Тёплыми вещами подкупив извозчика, перевозившего ночью трупы заключённых, она уже отчаялась найти мужа среди десятков сваленных на подводу заледеневших тел, как вдруг луч фонаря неожиданно выхватил из темноты знакомый силуэт — отличавшийся, по её словам, необыкновенной светлостью кожи. Параскева со старшим сыном дотащили покойного домой на санях. Готовя батюшку к погребению, матушка увидела колотые раны и осколки бутылочного стекла в нижней части тела, кости пальцев рук были поломаны и окровавлены. По всей видимости, отец Григорий умер от кровоизлияния вследствие пыток, не получив своевременной медицинской помощи. Матушка тайно похоронила замученного мужа на Филипповском кладбище Харькова.

До сих пор могила иерея Григория Доли не имеет опознавательной таблички, но память его чтится, а к надгробному кресту приходят верующие. В настоящий момент готовятся документы для его канонизации в лике местночтимых святых Харьковской и Богодуховской епархии.

Матушка Параскева пережила Великую Отечественную войну, всех детей поставила на ноги. Похоронена рядом с мужем. А в Харькове живут уже праправнуки отца Григория.

Что сказал бы скромный служитель Божий своим потомкам? Как бы он жил сегодня? Скорей всего, так же строил бы храм и молился бы в нём. Так же безропотно и терпеливо нёс бы свой крест, несмотря на злоречащих и осуждающих его. Так же заботился бы о своей семье и о немногих прихожанах, которые отважились прийти к нему на службу. Оставался бы верным пути Христовому и Церкви даже до смерти, не оговорив и не подвергнув страданиям никого.

Скромный путь праведника, который не выбирал ни меры страданий, ни времени, в котором он родится, но сделал выбор в пользу Истины и оставался ему верен до своего земного конца, вне всякого сомнения, достоин нашей памяти и почитания.

Другие публикации номера

Смерть как жизнь

Евгений Фулеров — о том, как тяжело бывает преодолеть 300 метров от работы до бабушкиной квартиры, и о том, зачем просить у Господа христианской кончины мирной и непостыдной.

Читать полностью »

КОД 2020

Протоиерей Игорь Пчелинцев говорит о шедеврах византийского церковного искусства — фресках и мозаиках древнего монастыря Хора в г. Стамбул.

Читать полностью »

Другие публикации автора

Другие публикации рубрики

Scroll Up