Дело всей жизни

Как известный журналист, немецкий пастор и инок-латыш вместе православный монастырь строили.
Лесная сказка

Человек, который выбирал это место, знал толк в красоте и тишине. Это настоящая немецкая глубинка, «медвежий угол», как говорили в старину. Заповедный лес, звенящий чистотой воздух, большая солнечная поляна, на которой запросто можно встретить оленей — всё это часть территории биосферного заповедника Шорфхайде-Хорин. И чтобы попасть в эту лесную сказку, всего-то и нужно отъехать от Берлина около ста километров. Именно здесь, в деревушке Гётшендорф на двести жителей, уже более десяти лет ведётся строительство Свято-Георгиевского мужского монастыря. Православного. В сердце земли католиков и лютеран. Единственного православного монастыря во всей Берлинской и Германской епархии.

Кто из гостей впервые попадает сюда, не сразу понимает, что он в Германии. Православный храм с одной маковкой, поклонный крест-памятник на территории. За зданиями невдалеке — импровизированный огород. На птичьем дворе громкими криками встречают куры и гуси, чуть поодаль подают голос свинки и козочки. «Всё как на подворьях больших монастырей где-нибудь у нас в Украине», — скажете вы. Да, вот только работники здесь по большей части все городские. Ранее никому из них не приходилось выращивать овощи и разводить домашнюю живность. Это уже тут юношам в чёрных подрясниках кроме учения Церкви пришлось изучить, как держать пасеку и выпасать коз, делать соленья на зиму и готовить ароматную выпечку. Со временем даже продуктовые ярмарки начали устраивать. Всё — выращенное методом органического земледелия. Европа — без этого тут никак!

Обитель вообще без преувеличения уникальная. К примеру, насельники. Инок Артемий (келарь) приехал из Беларуси, послушник Михаил Цикавый — из Украины, иеромонахи Венедикт, Даниил и Тихон — из России, наместник отец Даниил — уроженец Латвии. Численность всей братии сейчас десять человек. Часто приезжают поучиться и потрудиться православные студенты-богословы, обучающиеся на территории Германии. Так что монастырь, можно сказать, с самого начала был интернациональным. А положил ему начало немец-католик Норберт Кухинке — известный общественный деятель, писатель и журналист. В мае 2020-го ему бы исполнилось 80 лет.

Н. Кухинке на постройке монастыря
Вера наша в делах

При жизни Норберт давал много интервью, так что даже сейчас, не имея возможности поговорить с ним лично, ответы на основные вопросы можно без труда найти в этих записях.

«Мое второе имя Георг, в паспорте так и записано: Норберт Георг — в честь святого Георгия Победоносца. Я родился в Силезии. После войны эта территория перешла к Польше, и немцев выселяли с родных земель. Было трудно и очень страшно. Мой отец трудился на принудительных работах на шахте. Когда на этих землях обосновались поляки и украинцы, которые всю жизнь занимались сельским хозяйством, оказалось, что часть немцев необходимо оставить, чтобы они работали в шахтах и учили приехавших. До 1946 года у нас жили только немцы, а после войны деревня заговорила на русском, украинском, белорусском, польском… Тогда я заинтересовался Россией.

Я рано понял, чтó именно среди послевоенного ужаса нас объединяет — это вера в Бога. Ведь корни немецкой истории и культуры, как и русской, — христианство. Два таких народа должны дружить, а не воевать. Поэтому я стал журналистом. Ведь журналист всё-таки имеет на людей большее влияние, чем обычный человек, а мне хотелось повлиять на ситуацию хотя бы немного, в меру моих сил».

Налаживая дружественные контакты, в 1970-х Кухинке стал первым московским корреспондентом немецкого журнала «Шпигель» и даже снялся в кино у известного Георгия Данелии — в фильме «Осенний марафон» (1979). Неординарная внешность немца поразила режиссёра: пышные бакенбарды, высокий рост и колкие, умные глаза. Так Кухинке досталась роль не менее чудаковатого, чем он сам, профессора-филолога из Дании Билла Хансена.

Нашему зрителю фильм запомнился звёздным актёрским составом (Олег Басилашвили, Евгений Леонов, Марина Неёлова, Наталья Гундарева), ёмкими диалогами и колоритными сценами. «Хорошо сидим», «Тостуемый пьёт до дна!», «Хиппи лохматый!» — это оттуда. А ещё это герой Норберта виновато спрашивал киногероя Олега Басилашвили после застолья: «Андрэй, дом, где я спал, как называется? Трезвевател?… Андрэй, я — алкач?».

Кадр из фильма «Осенний марафон»

После выхода картины на экраны в 1980 году популярность не заставила себя ждать. Норберт впоследствии рассказывал жене, что люди на улице приветствовали его фразами профессора Билла. «У меня даже возникла мысль открыть в Москве кафе под названием “Хорошо сидим”, но, к моему удивлению, такое заведение уже существовало. А вот Госпремию, как остальным актёрам фильма, мне не дали: иностранцу не положено».

Но к народному признанию Кухинке и не стремился. Печатная машинка и карандаш — вот орудия его труда. Кроме политики и культуры, его живо интересовали вопросы другого порядка: православной веры, сакрального искусства, возрождения и популяризации церковных песнопений.

В конце 1980-х ему с большим трудом удалось организовать гастроли хора Троице-Сергиевой лавры по 26 городам ФРГ. Немецкая публика была в восторге. Также Норберт много лет собирал коллекцию икон. Но когда его спрашивали: «А нет ли у вас желания принять православие», неизменно отвечал: «Нет. Я человек цельный. Религия для меня — как Родина. Я считаю, что должен остаться там, где родился. Тем более что мои родители были людьми религиозными и меня воспитали в духе католичества. Отвергнуть свою веру значило бы предать их и того священника, который привёл меня в тяжёлые годы к Церкви.

Я католик, но это не мешает мне чувствовать православие и понимать, чтó происходит во время службы. Когда я слушаю русское духовное пение или смотрю на православные иконы, у меня мурашки бегут по телу… Первую икону я купил в 24 года. Это была икона святого Георгия Победоносца, почитаемого как в России, так и в Германии. С неё и началось моё собрание, а возможно, и путь к монастырю святого Георгия».

Всё хорошенько взвесив, в 2001 году Кухинке всерьёз взялся за строительство православного монастыря в Германии. Через знакомых в администрации Бранденбурга нашёл заброшенное место с непростой историей. Это и был замок Гётшендорф.

Усадьба в 1911 году
Усадьба с тёмным прошлым

Усадьба эта была построена в 1905 году как резиденция князя Леопольда цур Липпе из города Детмольда. Сюда вельможа приезжал с семьёй и гостями в сезон охоты. С 1941 года поместье с прекрасными угодьями перешло во владения рейхсмаршала Германа Геринга. Того самого, который создал гестапо и росчерком пера «окончательно решил еврейский вопрос». Сам он жил неподалеку в имении Каринхалле, а в Гётшендорфе принимал высокопоставленных гостей. Есть свидетельства, что в поместье бывал тогдашний рейхсканцлер Адольф Гитлер.

После Второй мировой войны на втором этаже здания какое-то время находились кабинеты Люфтваффе (министерства авиации). А во времена разделённой Германии в усадьбе размещался санаторий для сотрудников тайной полиции Штази. Поэтому монахи до сих пор находят в этих стенах специфические находки. К примеру, с подвесного потолка в одном из залов во время ремонта сняли много «прослушек». Находка никого не удивила — все понимали, какое наследие им досталось.

Трёхэтажный особняк 15 лет пустовал и как будто ждал нового хозяина. Норберт Кухинке, впервые увидев эти владения, сразу понял: он нашёл то, что искал.

Старое имение и 4 гектара земли были приобретены за символическую сумму в 1 евро, но с условием, что в течение 10 лет в реконструкцию будут инвестированы 4 миллиона евро. Время идёт, цены растут, и сегодня на полную реконструкцию замка с учётом всего проделанного требуется уже 4,5 миллиона евро.

Понимая масштаб предстоящих строительных работ, Кухинке повсюду искал инвесторов и единомышленников. Неожиданно в этом стремлении его поддержал представитель местной элиты, известный всем немцам пастор Евангелической Церкви Хорст Каснер — отец бундесканцлерин ФРГ Ангелы Меркель. Он жил неподалёку, в укромном местечке Темплин, и так же, как и Норберт, был убеждён, что «монастырь в будущем станет своеобразным мостом дружбы между немцами и русскими». К сожалению, пастор ушёл из жизни в 2011 году, а в апреле 2019 года почила и его жена Герлинда.

Игумен Даниил (Ирбитс)

Мост дружбы

Но «местом дружбы» монастырь и вправду стал. А вестником дружбы и главным её носителем и сейчас является игумен Даниил (Ирбитс). Именно на его плечи легли все радости и тяготы по устроению обители. Но другого пути он бы и не хотел.

«С Норбертом Кухинке мы познакомились в 2002 году на рождественском приёме в Посольстве России в Берлине. Он подошёл ко мне, поинтересовался, откуда я и к какой юрисдикции принадлежу. А потом сказал, что лично знает нашего архиепископа Берлинского и Германского Феофана».

Почему же выбор Норберта пал на молодого инока? Почему именно ему он решил вверить своё детище? Возможно, ответ кроется в биографии игумена Даниила, такой же необычной, как и его собственная история жизни.

«Я гражданин Латвии. Но моя мама по национальности немка, из приволжских немцев. В начале Второй мировой войны её семью выслали в Сибирь. Ещё раньше, в 1930-х, во время репрессий в России погиб дядя бабушки, католический священник. После смерти Сталина, как и многие приволжские немцы, семья мамы переехала жить в Латвию. Наше частично немецкое происхождение и было одним из поводов, почему в середине 1990-х семья переехала в Германию. Мне тогда было 18 лет», — рассказывает о себе отец Даниил.

Латвия, Германия, Россия. Но в жизни батюшки есть несколько страниц, связанных и с Украиной: в 2000-х он учился в Киевской духовной семинарии и академии, имеет медали и ордена Украинской Православной Церкви. Ныне почивший владыка Феофан, архиепископ Берлинский и Германский, к которому пришёл на послушание в Воскресенский собор Берлина юноша-алтарник, — тоже был родом из Украины, из Белой Церкви. Игумен Даниил и поныне скорбит об ушедшем владыке как о мудром и добром пастыре. Собирается снять документальный фильм в память о владыке. Ведь за годы его управления епархией (1992–2017) количество приходов в ней увеличилось в 10 раз и сейчас она — одна из самых больших в Западной Европе. Почему это стало возможным?

Дело в том, что в последние десятилетия, когда в Германию хлынули беженцы с мусульманского Востока, немецкие граждане активно начали вникать в традиции православия. Вспоминают о своих корнях и те, кто выехал сюда в поисках лучшей жизни — выходцы из СНГ, да ещё «заробитчане» подтягиваются, ведь легальную работу в Германии стало проще получить.

Так что трудов по окормлению паствы у отца Даниила и братии не уменьшается. В планах настоятеля — в отреставрированном доме Геринга устроить отель для паломников, создать библиотеку и музей православной иконы, открыть оздоровительный лагерь для молодёжи и духовно-просветительский центр, чтобы нести Слово Божие православным верующим Германии. А их тут проживает около 800 тысяч.

Вид на монастырь со стороны озера

Первый монастырь

Исходя из всего изложенного, думается, появление православного монастыря на немецкой земле было в ведомстве Господа всего лишь делом времени. Официальная же история Свято-Георгиевской обители ведёт свой отсчёт с 2006 года. Тогда решением Священного Синода РПЦ на территории усадьбы Гётшендорф был образован первый мужской монастырь Берлинской епархии РПЦ МП. По благословению Патриарха Алексия II начались работы по реставрации зданий и проектированию нового храма.

Весной 2011-го закончили братский корпус с домовой церковью в честь преподобных Антония и Феодосия Печерских. Теперь уже завершаются отделочные работы в главном, Свято-Георгиевском храме. Он выполнен по проекту известного архитектора Сергея Чобана в русско-византийской традиции и гармонично интегрирован в комплекс поместья. Здание может вместить 200 прихожан. Хотя собрать такую паству удаётся лишь на Пасху и престольный праздник. Местá тут глухие, для монастыря — в самый раз, а вот для прихожан — очень далеко, да и то если ехать на своём транспорте.

Раз в год наведывается сюда делегация депутатов земельного управления Берлина, которая следит за ходом строительства. А памятуя дело своего отца, интересуется жизнью в обители Ангела Меркель, когда бывает на своей даче в шести километрах отсюда.

Огорчает лишь то, что увидеть творение своих рук во всей красоте Норберт Кухинке не успел. Тяжелобольной (у него диагностировали рак крови), он каждое воскресенье приезжал в монастырь, продолжая опекать своё детище. И даже внуков крестил в православной вере в домовом храме у отца Даниила. Норберт ушёл из жизни 3 декабря 2013 года. Согласно завещанию, его тело кремировали и похоронили временно на деревенском кладбище неподалёку. Как только будет получено разрешение, его перезахоронят в обители — как он и хотел при жизни.

Неугомонный в своём рвении, Кухинке мечтал, чтобы монастырь стал не только религиозным, но и культурным центром для сотен репатриантов из бывшего Советского Союза.

Внутреннее убранство Свято-Георгиевского храма

Уже после его смерти, 6 мая 2015 года, в обители состоялось долгожданное событие — первая Божественная литургия под сводами главного храма. Церковь ещё стояла в строительных лесах, и внутри пахло побелкой, но эти обстоятельства не уменьшили радости от праздника. Богослужение возглавил архиепископ Берлинский и Германский Феофан. На церемонию освящения приехала вдова Кухинке русскоязычная немка Катарина с сыном Кристофом и внучкой. В их сердцах начатое Норбертом дело продолжает жить. И память современников он заслужил несомненно.

Другие публикации номера

Другие публикации автора

Дань Всевышнему

Сможем ли мы, зачитывающиеся Гоголем, сделать ему когда-нибудь такой подарок: отстроить в первозданном виде родную для него церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы?

Читать полностью »

Место встречи

Сегодня в Торонто и его пригородах насчитывается порядка 30 православных церквей разных юрисдикций. Многие священники и прихожане — выходцы из Украины. О том, что в

Читать полностью »

Другие публикации рубрики

Кот как орудие смирения

Что делать, если мечтал о котике. но вместо пушистого и ласкового зверька Господь тебе посылает бешеное и неуправляемое существо, которое сносит всё на своём пути? Юлия Коминко научилась с этим жить. Как?…

Читать полностью »

Книжная полка №98

Лесковское ожерелье Если таланты и дарования нам ниспосылаются свыше, то эрудиция — качество, которое каждому по силам воспитать в себе самому. Для чего читать подобные

Читать полностью »
Scroll Up