Будь счастлив или умри

Почему мы так несчастны? Потому что не там ищем!
Что не так с нашим поиском счастья, почему быть счастливым невыгодно и как перестать манипулировать и бояться — об этом и многом другом когда-то состоялся в редакции «Отрока» такой разговор.

— Отец Иоасаф, объясните парадокс. Я вижу, что всё у меня для счастья есть, но в этот конкретный момент, когда мы с вами говорим, почему-то чувствую себя глубоко несчастной. Как будто сидишь в удобной, красивой, комфортной машине, а ехать не можешь, стоишь на месте. Почему так может быть?

— У нас, к сожалению, произошло слияние таких понятий, как счастье, радость, комфорт. «Я счастлив, когда я нахожусь в комфорте». «Я счастлив, когда я радостен…» Человек пытается максимально уйти от дискомфорта, уйти от боли, забывая о том, что боль как раз может быть атрибутом развития, динамики жизни. Болит — значит растёт. Тогда как комфорт — это застывание и смерть. Ведь в комфорте нам двигаться не хочется.

Мы всячески стараемся попасть в зону комфорта, чтобы спокойно там почивать. Но счастье, опять же, это атрибут движения. Счастливым человек может быть, только развиваясь как личность. Если попробовать выстроить всё в логическую цепочку, то выглядеть она будет так: боль, движение, развитие, счастье.

Продолжая аналогию с автомобилем, скажу, что любой механизм, когда долго не работает, так или иначе приходит в негодность. Даже несмотря на то, что у двигателя есть ресурс, если машина не ездит и не выполняет свою функцию, рано или поздно она начнёт сыпаться. Хотя чисто по-человечески нам так хочется её поберечь, не трогать лишний раз, чтобы она подольше послужила.

То же самое с человеком. Спортсмены постоянно испытывают грандиознейшую боль и дискомфорт. Но спросите у чемпионов, счастливы ли они. Они ответят: конечно! Почему? Потому что занимаются любимым делом. Хотя, казалось бы, как можно любить то, что заставляет тебя постоянно превозмогать себя и терпеть боль? Не говоря уже о пищевых ограничениях.

Тем не менее, в жизни именно так и происходит. Студент учится в институте, хочет развиваться, потому что ставит перед собой какую-то цель. У него есть выбор: или пойти гулять, или зачахнуть, но всё-таки сдать сессию, чтобы двигаться дальше. Главный, фундаментальный принцип нашей жизни — счастье возможно, только когда мы движемся, преодолеваем боль душевную или телесную.

Есть ещё такой момент. Человек постоянно ловит «птицу счастья завтрашнего дня». Знакомая песня? «Я выйду замуж по любви и тогда буду счастлива». «Найду работу по душе и сразу стану счастливым». Мы связываем своё состояние счастья с чем-то, что непременно надо заполучить. В итоге многие, даже выходя замуж или женясь по любви, через время вдруг опять перестают чувствовать себя глобально счастливыми. Нет, конечно, какие-то всплески бывают в определённые моменты, но связаны они, допустим, с отпуском или покупкой новой квартиры. Но это лишь всплески, тогда как для ПОЛНОГО счастья постоянно нужно что-то ещё.

Мы думаем, что счастье где-то там, вне нас самих. Поэтому стакан нашей жизни наполовину пустой всегда. Сколькими бы событиями мы ни пытались его наполнить, но дно — в трещинах, через которые вода вытекает. Давайте посмотрим на дно и попробуем трещинки заклеить. Если это получится, стакан снова станет целым. «Целый», «цельный» — слова не просто однокоренные, но и совершенно близкие по значению.

Счастье — внутри нас. И только когда мы это поймём, тогда начнём жить по-настоящему счастливой жизнью.

— Можете пояснить, где именно внутри искать счастье? Допустим, есть любимая работа, любимая семья, любимые друзья, любимый храм, любимый Господь. Как так получается, что при этом человек не находит в себе сил позвонить любимому другу, не может заставить себя утром идти на любимую работу, в воскресенье не хочет идти на службу в любимый храм и молиться любимому Богу? В чём проблема?

— Знаете, нужно ещё захотеть почувствовать себя счастливым.

 — Но разве каждый из нас этого не хочет?

— Человек — настолько греховное существо, грех настолько всё перевернул в его душе, что быть счастливым… невыгодно. Никто меня жалеть не будет, и самое главное — я сам себя не смогу жалеть. А жалеть себя так приятно! Даже не обязательно об этом вслух говорить. Потому что когда мы себя жалеем, то можем, опять-таки, позволить себе ничего со своей жизнью не делать.

Почему мы так стремимся к ничегонеделанию? Возвращаюсь к моей любимой теме страха смерти. Поскольку Бог смерть не создавал, то она — категорически неприемлемое состояние для нашей природы. Для человека самое страшное — это умереть. Поэтому у него есть два выхода перед лицом страха смерти. Первый — замереть. Как букашечка — притвориться мёртвым. Мёртвое ведь умереть не может. И мы таким образом пытаемся смерть обмануть: время идёт, годы летят, а я замер в одном положении. День за днём проходит, один похож на другой, и создаётся иллюзия, что раз нет движения, нет жизни, значит, я не умру.

Обратной стороной страха смерти является презрение к ней. Когда человек бросается с головой во все опасности, занимается экстремальными видами спорта и как бы кричит ей в лицо: «Смотри, смерть, мне на тебя наплевать». На самом деле ему далеко не наплевать, просто понимая, что смертен, он делает вид, сам себе создаёт иллюзию, что смерти не боится. 

Подсознательный страх смерти есть у всех. Побороть его получится, лишь подружившись с ним. А подружиться возможно только по благодати. Только будучи в Церкви, живя духовной жизнью, насыщая благодатью свою жизнь. Когда в тебя попадает частичка бессмертия, ты начинаешь его чувствовать в себе. И хотя всё равно продолжаешь бояться смерти, но уже не так категорично.

— С чего начать поиск счастья в себе?

— Прежде всего нужно честно себя спросить: почему я несчастлив? В чём причина? Что мешает быть счастливым?

Если начать откровенно копать в эту сторону, может оказаться, что причин считать себя несчастным и нет. А вот выгода есть!

Например, Евангелие постоянно призывает меня возлюбить ближнего. Заметьте, не просто любить, а возлюбить. Это глагол активного действия. И, значит, точно будет больно. А я боли избегаю.

У нас, людей, замечательно работает инстинкт самосохранения. Дотрагиваемся до горячего чайника, и рука непроизвольно одергиваётся. Но к этому природному инстинкту как пиявка привязывается наше греховное состояние, наши страсти. Инстинкт самосохранения превращается в эгоизм — чтобы себя максимально сберечь, сохранить без увечий. То есть, опять таки, не двигаться, замереть. Притвориться мёртвой букашечкой.

Скажу так: жалость к себе позволяет мне объяснить самому себе, почему я ничего не делаю.

— «Если я сам себя не люблю, почему я должен любить других. Какие ко мне могут быть претензии?»

— Вот именно. И другой «плюс» этого состояния заключается в том, что человеку, который себя жалеет, легче манипулировать другими людьми. Позаботьтесь обо мне, помогите мне, сделайте для меня то-то и то-то.

Кроме того, не любить себя именно в Евангельском смысле — значит разрешить себе не молиться, не поститься, не ходить в церковь. А точнее, ходить, так и быть, но раз в месяц. Готовясь ко Причастию, сказать батюшке, что мне тяжело три дня поститься, поэтому благословите соблюдать пост один день. А ещё благословите во время Великого поста есть молочные продукты…

Выгодно себя жалеть. Выгодно быть немощным. Можно позволять себе нарушать правила жизни.

О каких правилах жизни я говорю? Вы видели в лесу хоть одно толстое животное? Нет, оно умирает первым, потому что не умеет убегать от опасности. Выживают только сильные и крепкие. То же самое касается человека — только не физическая форма нас губит, а отсутствие внутреннего, духовного, душевного, личностного потенциала. Если душа жиреет, мы погибаем.

Мне кажется, категорически важно в своём уме разорвать цепочку: счастье равно радость, кайф, комфорт. Счастье — далеко не радость. А часто и вовсе слёзы.

— Я тут подумала… А не преувеличиваем ли мы роль счастья? Нигде в Евангелии Господь не говорил «ищите счастья». Он дал совсем другие ориентиры. Может, и не надо задумываться над тем, счастлив ли я, а просто жить? Возможно, вопрос надо просто снять, а не обсуждать?

— Без счастья человек не может. Мало того, я бы сказал, всё Евангелие — как раз и есть самая большая книга счастья.

Существует мнение, что слово «счастье» расшифровывается как «то, что сейчас есть». Поэтому счастье нельзя понимать абстрактно, но его можно ощущать в каждый конкретный момент своей жизни.

Вот сейчас, в момент разговора, я вполне счастлив. Почему? Наверное, потому, что выполняю своё предназначение как человека: мыслю, думаю, ищу ответы, делаю какие-то выводы и сам удивляюсь — насколько мозг человека может осмыслять всевозможные идеи и предметы. То есть я не отдыхаю, наоборот, тружусь, но при этом мне хорошо.

Я бы сказал так: ощущение, что ты исполняешь своё предназначение в этом мире, что-то делаешь для того, чтобы мир стал лучше, в каждый конкретный момент жизни и дарит тебе ощущение полного счастья.

Другие публикации номера

Другие публикации автора

Я только в начале пути

92-100-ru-ua.indd «Если скучно тебе, присмотрись к любопытным», — следуя призыву Поля Элюара, продолжаем задавать вопросы людям, которые нас удивили. Диакон Алексий Пертин. Этот собеседник уже

Читать полностью »

Другие публикации рубрики

На берегу океана

Философ Александр Филоненко: «Нам часто кажется, что смирение — это когда ты отказываешься от океана Божией любви. Сидишь и говоришь: «Мне и крошек достаточно». Настоящий герой — тот, кому…»

Читать полностью »
Scroll Up