Земля святой Урсулы

Мы прибыли в Кёльн как отдыхающие — туристы, утомлённые двухчасовой дорогой, окрылённые жаждой новых впечатлений. И отпечатки наших шагов унесёт отсюда первый же порыв ветра с Рейна. А много веков назад, когда расстояния измерялись не часами, а годами, на эту землю вернулась хрупкая девушка, не бравшая в расчёт никакую усталость, с отчаянной жаждой Христа. Её следы, политые мученической кровью, навсегда остались здесь. Их не развеет ветер, их не смоет дождь, над ними не властно время. Даже изменчивость людской памяти бессильна против её святости.
И пускай долго и тщетно искали мы храм с её мощами, спрашивая у туристов, местных и даже постового — никто не мог ответить, как туда пройти, и удивлялся, кто же это такая. Но город бережно хранит её память на своём гербе в виде одиннадцати капель крови — святой Урсулы и одиннадцати дев, с нею за Христа пострадавших.
НАШЕ — НЕ НАШЕ

Суета вокзалов. В любом городе мира её мелодия, вероятно, одинакова. Простые важные заботы путешественников тоже, в общем-то, схожи: следим за документами, кошельком, детьми, сумками, чтобы никто и ничто не было утеряно или украдено. Пробираемся культурно, быстро сквозь толпу, не отклоняясь от нужного направления. А какое нужное-то?

Сорри, экскьюз ми, данке, битте… Ого! — На выходе врезаемся в огромный до непостижимости, реальный до невозможности, сошедший с открыток и экранов собор. Собор! Сразу, вот так, без подготовки, через огромную стеклянную стену вокзала. Музыка в камне, ажурная скала, мастерство в наименьших деталях — вплоть до дверных ручек. Водопад искуснейших витражей, мозаик. А сколько там потрясающих скульптур! Словом, искусство накрыло с головой.

Ходим вокруг, без устали фотографируем. Друг нашей семьи уезжает в аэропорт за своей невестой. Нам наказывает: «Обязательно найдите храм святой Урсулы. Это “общая” святая, прославленная ещё до разделения Церквей. Православные священники, когда бывают в Кёльне с прихожанами, обязательно служат молебны у её мощей».

В Германии я, наверное, впервые в жизни испытала такое странное чувство. Чувство-сито. Когда при посещении католических храмов сознание постоянно отсеивает: «Это — католическое. Смотрим-удивляемся-любуемся. А это — до разделения Церквей, то есть наше. А значит, молимся». И вот когда «наше», ты будто встречаешь давнего знакомого или наконец знакомишься с дальним родственником, о котором только слышал раньше. Пускай он и живёт-то далеко, но свой, родной, близкий.

Когда мы всё-таки добрались до храма святой Урсулы, то сполна почувствовали, что она — «наша». На уютной детской площадке наконец притих, направив излишки энергии в созидательно-лазательное русло, младший, самый реактивный сын. Остальные скитальцы, присев на лавочку, тоже как-то умиротворённо погрузились в свои думы.

СКОРОСТЬ ОТВЕТА НА МОЛИТВЫ

Кёльн оставляет впечатление осеннего города. Вероятно, органичней всего он чувствует себя, укрывшись жёлтыми листьями, устремив острые тёмно-серые шпили своих кирх в такое же тёмное небо. По-особому уютными становятся тогда маленькие кафе и ресторанчики, а туристы, заслушавшись неповторимой мелодией улиц, замедляют шаг.

Вероятно… А вот то, что память двоих небесных покровителей Кёльна — святой Урсулы и святого Гереона празднуется в октябре — 21 (3 ноября по новому стилю) и 10 (по новому стилю 24) соответственно — это факт. Оказывается, я столько лет подряд накрывала стол, звала гостей — отмечала свой день рождения, даже не подозревая, что город Кёльн празднует в один день со мной память своей небесной покровительницы. Удивительно!

Как удивительна и та скорость, с которой святая Урсула отвечает на молитвы. Мы зашли в её храм, полюбовались витражами, подошли к большой каменной раке. На крышке в ногах у дивной красоты каменной девы сидел каменный голубь, словно живой. Надпись на раке убеждала, что это и есть святая Урсула. И очень захотелось попросить её помощи в маленьких, но важных внутрисемейных делах. Просьба выглядела неосуществимой. Но раз уж мы тут, то — а вдруг?

Уже к вечеру «а вдруг» было реализовано! Что невозможно нам с высоты своего роста, вполне достижимо по молитвам угодников Божиих с высоты их святости. И хоть позже оказалось, что мощи мученицы Урсулы хранятся в золотой раке на престоле, и мы видели их лишь издалека, но на исход дела это не повлияло — она откликнулась, и откликнулась незамедлительно.

Так кто же это — святая Урсула, ставшая заступницей перед Господом за целый город, покровительствующая детям, молодым людям и молодожёнам и пекущаяся о благоустроении семей оттуда, с заоблачной небесной выси и из глубины веков?

ВЕРНУТЬСЯ ТОЙ ЖЕ ДОРОГОЙ

Урсула, дочь британского короля, родилась в начале IV века.

Несмотря на то, что красота Урсулы пленяла сердца многих знатных мужчин, королевна дала обет девства, поскольку хотела посвятить себя Христу. Однако правитель соседних земель влиятельный язычник Этерий решил во что бы то ни стало заполучить её в жёны.
Девушка упорствовала, и тогда в ход пошли угрозы и шантаж. В случае отказа от брака Этерий грозился пойти войной на их страну.

Тогда Урсула выдвинула три условия: жених примет Крещение и станет христианином, до свадьбы пройдёт три года, которые она посвятит морскому путешествию, и в этом путешествии её будут сопровождать одиннадцать (согласно другим источникам — одиннадцать тысяч) дев. Вопреки ожиданиям Этерий согласился — очевидно, действительно покорённый её красотой и рассудительностью.

Свет христианства озарил в то время далеко не все земли Европы, и путешествие дев вполне могло носить не только паломнический, но и миссионерский характер. На исходе трёх оговоренных лет корабли, на которых находилась Урсула с девами, настигает шторм, отбросивший судна к берегам Голландии. Далее по Рейну паломницы прибыли в Кёльн. Здесь будущей святой явился ангел с повелением продолжать путь в Рим. Высадившись на берег в Базеле, девы посуху достигли Рима. Там Урсула получает откровение о том, что на кёльнских землях её ждёт мученический венец.

Можно, наверное, было смалодушничать, вернуться домой к любимому отцу и знатному жениху, теперь уже христианину, выйти замуж, обрести женское счастье, стать женой правителя с соответствующим уровнем жизни и почестями. Но искреннее сердце девушки не могло утешиться ничем и никем, кроме Христа. Все земные расчёты, вся красота, молодость и жажда жизни оказались ничтожно малы в сравнении со счастьем быть со Христом.

Урсула с девами возвращается в Кёльн той же дорогой. Находившиеся в городе язычники убили её спутниц, но пощадили Урсулу: их вождь пожелал получить её в жёны, однако его ожидал отказ. Тогда он приказал казнить и её. Стрела пронзила молодую прекрасную девушку, и для вечности родилась святая заступница Кёльна — мученица Урсула.

НАСТОЯЩАЯ ДРУЖБА НАРОДОВ

Тёмные, плотные воды времени раздвигаются, когда мы пытаемся осознать жизнь и подвиги древних святых. Порой их поступки настолько сложновоспроизводимы в сознании, что постичь умом нечто, происходившее в 300-каком-то году, — невыполнимая задача. Но стоит обратиться к святым в молитве, как непонятное становится ясным, невыполнимое — реальностью, а сами «далёкие» святые — близкими, стирая границы расстояний и времени.

Наш друг встретил свою невесту с её сыном в аэропорту. Мы договорились, что встречаемся у собора на вокзале, и это было волнительно: он столько настрадался в предыдущем браке, так пусть же теперь всё будет иначе, по-христиански, счастливо.

Две минуты — и разговор льётся, будто мы с его невестой много лет знакомы. Искренность и человеческое тепло стали проводниками в неизведанный мир другой, тоже немало страдавшей души. Промыслительно точка отсчёта нашей дружбы оказалась здесь, на земле святой Урсулы. Пусть по её молитвам состоится будущая семья. Тут, как нигде, очень верится, что всё у них получится.

…Между двумя домами приютился китайский ресторанчик. Москвичка, минский немец, харьковский немец, просто харьковчане — мы вместе на кёльнской земле. И всем понятно, что это — о настоящей дружбе народов, о настоящей любви, которая не имеет ценности без главного приоритета — Христа. Всё, что без Него — рассыпается в прах, что во имя Его — пробивает бетонные перекрытия веков, звучит сквозь шум и гам городской суеты, простирает невидимый покров над острыми крышами и спешащими, занятыми своим, сегодняшним, людьми.

Благодарим тебя, святая Урсула, что дала услышать эту дивную мелодию вечности, увидеть настоzщее лицо твоего города, отогреться у его тепла.

Просмотров: 161 

Другие публикации номера

Другие публикации автора

Луше бы я дома сидел

Есть ли на земле волшебное средство, способное превратить привычку жаловаться на жизнь в умение быть благодарным? «Мужики не плачут!» — уверенно вещал с горшковой кафедры

Читать полностью »

Решиться быть

Я росла в церковной среде девяностых. То было дивное время засилья «старческих» брошюрок при полном (ну так сложилось) отсутствии адекватных церковных сверстников и доступа к

Читать полностью »

Другие публикации рубрики

Место встречи

Сегодня в Торонто и его пригородах насчитывается порядка 30 православных церквей разных юрисдикций. Многие священники и прихожане — выходцы из Украины. О том, что в

Читать полностью »

Топливо для духовной работы

У одного из самых ярких художников-интеллектуалов XX века Пауля Клее есть акварельная картина, очень точно передающая сущность состояния страха, дезориентирующего и разрушающего целостность человека. Это

Читать полностью »
Scroll Up