Кинохроники №94

Клео от 5 до 7

В конце марта этот мир покинула Аньес Варда — режиссёр картины, принадлежавшая к поколению «Новой волны». Это явление 50-х годов прошлого века собрало под свои знамёна единомышленников: Трюффо, Годара, Шаброля, Ромера… Послевоенная молодёжь — режиссёры, пришедшие из кинокритики и журналистики, сумели изменить устоявшееся представление о кино, привнеся своё видение и свой стиль. Экспериментаторы и новаторы, опрокидывающие коммерческий кинематограф с его предсказуемостью и штампами. Приведшие к понятию «авторского кино» с узнаваемым режиссёрским почерком.

Картина «Клео от 5 до 7» рассказывает об одном дне из жизни молодой популярной певицы, который она проводит в Париже в ожидании результатов анализов, связанных с её возможным тяжёлым заболеванием, размышляя о смерти и смысле жизни.

В одном из эпизодов почти в образе самого себя — молодого композитора — появляется Мишель Легран, автор музыки к этой картине. А ещё зрителю будет интересно проследить за рождением парижской моды 1960-х, которую дизайнеры не устают цитировать по сей день.

Красавчик Серж

Фильм Клода Шаброля «Красавчик Серж», пожалуй, — пионер «Новой волны». Он был снят на личные скромные средства двадцатидевятилетнего Шаброля, не имевшего никакого кинематографического опыта.

По сюжету молодой человек Франсуа приезжает в родные края на лечение и отдых, а главное — чтобы разобраться в себе. Городок за годы его отсутствия не изменился. Зато жители, знакомые ему с детства, заметно огрубели и деградировали.

Встреча с другом детства — Сержем, раздражительным и жалким, страдающим депрессией, приводит Франсуа к мысли, что именно он должен непременно помочь другу. Ведь не случайно в юности он мечтал стать священником. В маленьком городке все как на ладони, и очень быстро становится понятно, какие взаимоотношения сложились у Франсуа с местными обитателями. Герои Клода Шаброля напоминают героев Достоевского, у которых если уж страсти, то на разрыв аорты.

Картина — о стремлении к жизни, к возрождению и обновлению, сокрытом под маской цинизма. О том, как душа грешника жаждет света, о вечной борьбе с самим собой. Когда вера и силы на исходе, и ты медленно но верно опускаешься на дно, в этот миг и происходит чудо, на которое ты уже и не надеялся.

На пороге вечности

Ван Гог. Образ этого гения не давал покоя ни одному поколению кинематографистов. После «Жажды жизни», вышедшей на экраны в 1955 году, режиссёры и актёры ещё не раз сражались за создание самого достоверного образа Ван Гога. И каким его только не представляли: безумцем, изгнанником, скитальцем, непризнанным гением. Однако секрет его личности не раскрыт и до сего дня.

Если вы читали письма Ван Гога брату Тео и хорошо знакомы с биографией и творческим путём художника, вряд ли картина «Ван Гог. На пороге вечности» прибавит вам знаний. Ценность фильма, скорее, в том, что режиссёр Джулиан Шнабель и оператор Бенуа Деломм — художники. Они создали не очередной байопик о живописце, но с помощью невероятных возможностей кинокамеры предлагают воспользоваться зрением Ван Гога.

Вы в буквальном смысле увидите бескрайние поля подсолнечника, всю палитру прованских ландшафтов, графику обнажённых деревьев, пейзажи в свете заходящего солнца — все эти нереально насыщенные краски природы, которые не давали покоя художнику. Его мир,
его сознание не похожи ни на что. И его слова: «Для существования должна быть причина. Может, мой художественный дар — для людей, которые ещё не родились?», возможно, обращены к тем, кто через сто с лишним лет поймёт его чуть больше, чем современники.

История одного назначения

В основе сценария картины лежит реальная история, описанная в книге Павла Басинского «Святой против Льва», — история военного суда над писарем Шабуниным.

Случилось это в 1866 году в пехотном полку, расположенном недалеко от Ясной Поляны: писарь ударил по лицу ротного командира, по законам военного суда это каралось смертной казнью через «расстреляние». О происшествии узнаёт от своего приятеля, юного офицера Григория Колокольцова, Лев Толстой и решает, что непременно должен встать на защиту подсудимого. Он пишет пламенную речь, которую зачитает на суде, и готов сражаться до последнего — сражаться не за справедливость, а за милосердие, которое выше справедливости. А «добрый, хороший мальчик» — по характеристике писателя — Гриша Колокольцов, сам того не подозревая, сыграет в этой истории решающую роль.

Эта картина — о пацифизме писателя, его непримиримом отношении к смертной казни; о том, как легко можно предать собственные принципы; о самонадеянности юности, о трусости и раскаянии, о взрослении и разочаровании в себе; о смертном грехе и о том, что Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф. 5, 7).

Друзі! Ми вирішили не здаватися)

Внаслідок війни в Україні «ОТРОК.ua» у друкованому вигляді поки що призупиняє свій вихід, однак ми започаткували новий незалежний журналістський проєкт #ДавайтеОбсуждать.
Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти: ви вже можете читати ці матеріали у спеціальному розділі на нашому сайті.
І ми виходитимемо й надалі — якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Також ви можете купити журнал або допомогти донатами.

Разом переможемо!

Другие публикации рубрики

Другие публикации автора

Другие публикации номера

Вечная любовь

Памяти Мишеля Леграна 26 января 2019 года ушёл из жизни выдающийся композитор, дирижёр, аранжировщик, пианист, актёр Мишель Легран, написавший около 800 мелодий к почти 250

Читать полностью »

Со святыми упокой

«Отрок» продолжает цикл бесед о таинствах Православной Церкви, и сегодня разговор будет особым. Богослужебное осмысление смерти — тема невесёлая, тем более что погребение (или попросту

Читать полностью »